Толерантность

Образование и формирование культуры толерантности

Виктор Викторович Шалин любезно предложил к участию в нашем проекте свою интереснейшую монографию «Толерантность», опубликованную в Ростове-на-Дону в 2000 г. Малый тираж сделал это издание библиографической редкостью, и мы с удовольствием выносим на суд наших читателей раздел, наиболее волнующий работников сферы образования в целом ипреподавателей общественных наук в особенности.

Два исторических фактора — глобализация современного мира и трансформация российского общества — поставили на повестку дня переход к новому — толерантному — типу социальных отношений. Для его осуществления необходимо формирование и массовое воспроизводство такого типа личности, который обладал бы развитой культурой толерантности.
Однако до начала демократическихреформ в России идея толерантности находилась на периферии общественного и научного сознания.
«Открытие» России миру, плюрализация и дифференциация политического, экономического, идеологического, религиозного, культурного пространства выдвинули проблему толерантности на авансцену современной российской жизни. А события октября 1993 г. и война в Чечне, изоляционистские и антидемократические тенденции,чреватые конфликтами на национальной и религиозной почве, лишь усилили актуальность вопроса борьбы с нетерпимостью. И это сразу нашло свое отражение в повороте общества к данной проблеме — резко увеличилось само упоминание ранее незнакомого термина «толерантность» в СМИ, чаще стали проводиться конференции, посвященные этой проблематике, появились соответствующие публикации в академических иобщественно-политических журналах.
Воспитание нового типа личности немыслимо без революционных изменений в системе образования.
Исследователи не без оснований утверждают о парадигмальном кризисе образования, отмечая при этом, что современная образовательная практика характеризуется наличием и активным соперничеством различных парадигм образования.
Выделяются следующие триады парадигм:
—либерально-рационалистическая, культуроцентрическая и глобально-историческая (Н.С.Розов);
— традиционалистско-консервативная, рационалистическая и феноменологическо-гуманистическая (А.А.Пинский);
— консервативно-просвещенческая, либерально-рационалистическая и гуманистическо-меноменологическая (Х.Г.Тхагапсоев);
— консервативная «знаниецентрическая» (унитарная), культуроведческая и культуротворческая 1.
При этом культуротворческийтип рассматривается как наиболее предпочтительный и отвечающий вызову времени, которому предстоит сменить ныне действующую «просвещенческую» парадигму образования 2.
Речь идет о том, что во всем мире наблюдается процесс критического пересмотра представлений о человеке, обществе и природе, которые были выработаны во времена Просвещения и оставались с тех пор по сути неизменными. Считалось, чтосуществуют объективные законы функционирования и развития мира, которые следовало познавать и использовать на благо людей. Но именно сейчас, в эпоху перехода от техногенной цивилизации к антропогенной, пришло осознание несоответствия просвещенческой парадигмы современным реалиям. Наступил период невиданного прежде процесса стремительного обесценивания знаний классической науки; мир вдруг утратил своюпрежнюю ясность, прозрачность, определенность. Науки, причем не только гуманитарные и социальные, но и естественные вынуждены были включить в систему своих принципов принцип неопределенности. Новая ситуация нашла отражение в виде парадокса: «Залог прочного мироустройства в принятии неопределенности бытия!»3, а современные социологи стали отмечать огромные трудности в представлении и описании обществаввиду его непрерывного усложнения.
Рост неопределенности резко изменил жизненную ситуацию человека, когда готовых решений нет и быть не может, когда нужно находить эти решения, принимать их, нести за них ответственность. Поэтому, — считает В.А.Лекторский, — задача учить творчеству, воспитывать самостоятельную личность, умеющую принимать...
tracking img