'rjkjubz rekmnehs

  • 25 дек. 2011 г.
  • 2962 Слова
Экология культуры и экономика постиндустриального города

С. Л. Кропотов

С самого своего возникновения города играют особо важную роль в истории экономического развития окружающего их пространства. Динамика городского развития определяет характер и ритм социально-экономических изменений, воплощая социальную организацию экономики в этих сгустках пространственной организации общества.Новизна постиндустриальной экономики в том, что основным капиталом служат идеальные знаковые реальности, основным продуктом - знаковые различия и визуальные образы. Сфера интересов этой экономики охватывает область научного знания, языковых игр, а характеризующее ее суть изобилие - это прежде всего избыток информации, образов и знаковых систем. Замечательно в нынешней экономике и то, что она настолькосложна, отчужденно-автономна и многомерна, что способна к самоорганизации. Она настолько превышает возможности контроля за собой со стороны всех традиционных экономических субъектов, что превратилась в суверенного субъекта, самовластно берущего их под свою опеку. Похоже на то, что сегодня сама игра экономических стихий стала субъектом игры на этом поле, и в качестве рукотворного Рока кого-то она ведет засобой, вынуждая не делать ошибок, а кого-то тащит, заставляет быть вечно новыми и пластичными или, как говорит Ариэль в шекспировской "Буре", быть "богатыми и странными".

Из многочисленных следствий новой ситуации вслед за авторитетным чикагским экономистом П. Ф. Друкером и не менее авторитетным искусствоведом Ч. Дженксом [Кропотов, 1999: 144-149] мы выделим лишь некоторые. Прежде всего, это инверсияотношений первичное/вторичное, внутреннее/внешнее, естественное/искусственное. Кроме того, экономика по своему глобальному охвату, позитивным и негативным результатам приобретает статус квазинатуральности, т. е. действует как природные органические силы, представляя собой своего рода экологию, окружающую среду. Масштаб всеобъемлющего воздействия искусственной среды на натуральную сопоставим с действиемприродных сил. Но, превращаясь во второю натуру, симбиоз экономики и культуры приобретает качество геологически функционирующего пространства "ноосферы" (В. И. Вернадский).

Многократно зафиксированная повышенная активность экономически обращающихся знаков, способных подчинять себе и поглощать прежде "объективную" реальность [Бодрийяр, 2000: 7, 19, 54-55, 70-71, 88-101], подменяя еесемиосферой, приводит к появлению новых отраслей научного знания, трактующих и читающих природу или город как исторически сложившийся текст.

В одном из таких новых направлений современной теоретической географии - семиотическом описании культурного ландшафта - анализ семантики гор и городов в неразрывной связи с окружающим контекстом остается одной из самых трудных, малоизученных и в тоже время перспективныхпроблем. Горные страны и города трактуются в ней как центры (ядра) больших узловых регионов, своего рода "скрепы ландшафта". Уральский хребет как важный структурный элемент архитектоники организма страны, костяк его несущей системы подразумевает соединение "позвонков" вместе с разграничительной смысловой функцией оси, разделяя тело человека или страны на правую и левую части. Урал парадоксально сочетает функциицентра и естественной границы в ее контактной ипостаси (границы-контактора, медиатора) [Каганский, 2001: 113]. Горный хребет - разделитель огромных водных бассейнов Волжско-Камского и Обского, по которому проходит граница частей света - концентрированный геологический, исторический и социокультурный феномен, несущий на себе не только тяжесть структурирования безразмерного тела страны, но иколоссальную семантическую нагрузку. Вот почему город на хребте естественным образом становится концентратором и смысловой густоты ландшафта.

В символических и мифологических описаниях города и горы всегда наделялись сходством - это ясно очерченное, выделенное, сакрализованное, вертикально обустроенное место. Города часто уподобляются горам, воспроизводят их и...
tracking img