11111

  • 09 сент. 2012 г.
  • 2331 Слова
М. Хайдеггер "Что такое метафизика?"
1. В чем специфика метафизического вопрошания?
2. Связано ли, по мнению Хайдеггера, научное знание с вопросом о Ничто?
3. Как Хайдеггер раскрывает вопрос о сущности Ничто?
4. В чем смысл фундаментального настроения ужасания?

1) свойства метафизического вопрошания.
Во-первых, всякий метафизический вопрос всегда охватывает метафизическую проблематику вцелом. Он всегда и идет от этого самого целого. Во-вторых, всякий метафизический вопрос может быть задан только так, что спрашивающий – в качестве спрашивающего – тоже вовлекается в него, т. е. тоже попадает под вопрос. Это послужит нам указанием: наш метафизический вопрос должен касаться целого и отправляться от сущностного местоположения нашего вопрошающего присутствия. Мы задаемся вопросом здесьи теперь, для нас. А наше присутствие – в сообществе исследователей, преподавателей и учащихся – определяется наукой.
2) Наука не хочет ничего знать о Ничто. С той же очевидностью, однако, остается верным: когда она пытается высказать свою собственную суть 4, она обращается к помощи Ничто. Ей требуется то, что она отвергает. Что за двойственность приоткрывается здесь 5?
Разработка вопроса оНичто должна поставить нас в положение, исходя из которого или окажется возможным на него ответить, или выявится невозможность ответа. Мы остались с Ничто в руках. Наука с высокомерным равнодушием по отношению к нему оставляет его нам как то, что «не существует».
Попытаемся все же задать вопрос о Ничто. Что такое Ничто? Уже первый подступ к этому вопросу обнаруживает что-то непривычное. Задавая такойвопрос, мы заранее представляем Ничто как нечто, которое тем или иным образом «есть» – словно некое сущее. Но ведь как раз от сущего Ничто абсолютно отлично. Наш вопрос о Ничто – что и как оно, Ничто, есть – искажает предмет вопроса до его противоположности. Вопрос сам себя лишает собственного предмета.
Соответственно и никакой ответ на такой вопрос тоже совершенно невозможен. В самом деле, онобязательно будет получаться в форме: Ничто «есть» то-то и то-то. И вопрос, и ответ в свете Ничто одинаково нелепы.
Так что вроде бы не требуется даже никакого отпора со стороны науки.

3) Мы, пожалуй, в состоянии помыслить сущее целиком в «идее» его совокупности, мысленно подвергнуть этот продукт воображения отрицанию и снова «помыслить» как такое отрицаемое. На этом пути мы, конечно, получим формальноепонятие воображаемого Ничто, однако никогда не получим само Ничто. С другой стороны, Ничто ведь – ничто, и между воображаемым и «подлинным» Ничто может и не оказаться никакого различия, тем более что Ничто в себе тоже предлагает полное отсутствие всяких различий. Да и само «подлинное» Ничто – разве оно не опять то же закамуфлированное, но оттого не менее абсурдное понятие существующего Ничто? Пусть теперьэто будет последний раз, когда протесты рассудка мешают нашим поискам, правомерность которых может быть доказана только фундаментальным опытом Ничто.
4) В настроении ужаса мы можем приблизиться к ничто . Под ужасом понимается не та слишком чистая способность ужасаться, края сродни избытку боязливости. Ужасу присущ оцепелый покой. Ужас не перед конкретной вещью, а от неопределенности. Ужасомприоткрывается ничто. В ужасе земля уходит из под ног- ужас заставляет использовать сущее в целом. Ужас перебивает в нас способность к речи. Поскольку сущее в целом ускользает и подвигается Ничто, перед его лицом умолкает всякое говорение. Когда ужас отступает, мы вынуждены признать; там перед чем и по поводу чего нас охватил ужас , не было ничего. В фундаментальном настроении ужаса мы достигли того событияв нашем бытии благодаря которому открывается Ничто.

Т. Гоббс. Основы философии.
1. Как связаны занятия философией с человеческой природой?
2. Как Гоббс определяет философию, с какими способностями человека она связана?
3. Каков предмет философии? На какие части делится философия?

1
Философия есть познание, достигаемое посредством правильного рассуждения...
tracking img