1112

  • 26 марта 2012 г.
  • 3349 Слова
Ывапяпыурыкер яывп яарп рчва рвча рвчар вар ва рвар ява
Дорогой Петр Эгидий, мне, пожалуй, и стыдно посылать тебе чуть не
спустя год эту книжку о государстве утопийцев, так как ты, без сомнения,
ожидал ее через полтора месяца, зная, что я избавлен в этой работе от труда
придумывания; с другой стороны, мне нисколько не надо было размышлять над
планом, а надлежало только передать тотрассказ Рафаила, который я слышал
вместе с тобою. У меня не было причин и трудиться над красноречивым
изложением,- речь рассказчика не могла быть изысканной, так как велась
экспромтом, без приготовления; затем, как тебе известно, эта речь исходила
от человека, который не столь сведущ в латинском языке, сколько в греческом,
и чем больше моя передача подходила бы к его небрежнойпростоте, тем она
должна была бы быть ближе к истине, а о ней только одной я в данной работе
должен заботиться и забочусь.
Признаюсь, друг Петр, этот уже готовый материал почти совсем избавил
меня от труда, ибо обдумывание материала и его планировка потребовали бы
немало таланта, некоторой доли учености и известного количества времени и
усердия; а если бы понадобилось изложитьпредмет не только правдиво, но
также и красноречиво, то для выполнения этого у меня не хватило бы никакого
времени, никакого усердия. Теперь, когда исчезли заботы, из-за которых
пришлось бы столько попотеть, мне оставалось только одно - просто записать
слышанное, а это было уже делом совсем нетрудным; но все же для выполнения
этого "совсем нетрудного дела" прочие дела мои оставлялимне обычно менее
чем ничтожное количество времени. Постоянно приходится мне то возиться с
судебными процессами (одни я веду, другие слушаю, третьи заканчиваю в
качестве посредника, четвертые прекращаю на правах судьи), то посещать одних
людей по чувству долга, других - по делам. И вот, пожертвовав вне дома
другим почти весь день, я остаток его отдаю сво" им близким, а себе, тоесть
литературе, не оставляю ничего.
Действительно, по возвращении к себе надо поговорить с женою, поболтать
с детьми, потолковать со слугами. Все это я считаю делами, раз это
необходимо выполнить (если не хочешь быть чужим у себя в доме). Вообще надо
стараться быть возможно приятным по отношению к тем, кто дан тебе в спутники
жизни или по предусмотрительности природы, или по игреслучая, или по твоему
выбору, только не следует портить их ласковостью или по снисходительности из
слуг делать господ. Среди перечисленного мною уходят дни, месяцы, годы.
Когда же тут писать? А между тем я ничего не говорил о сне, равно как и
обеде, который поглощает у многих не меньше времени, чем самый сон,- а он
поглощает почти половину жизни. Я же выгадываю себе только то время,которое
краду у сна и еды; конечно, его мало, но все же оно представляет нечто,
поэтому я хоть и медленно, но все же напоследок закончил "Утопию" и переслал
тебе, друг Петр, чтобы ты прочел ее и напомнил, если что ускользнуло от
меня. Правда, в этом отношении я чувствую за собой известную уверенность и
хотел бы даже обладать умом и ученостью в такой же степени, в какой владею
своейпамятью, но все же не настолько полагаюсь на себя, чтобы думать, что я
не мог ничего забыть.
Именно, мой питомец Иоанн Клемент, который, как тебе известно, был
вместе с нами (я охотно позволяю ему присутствовать при всяком разговоре, от
которого может быть для него какая-либо польза, так как ожидаю со временем
прекрасных плодов от той травы, которая начала зеленеть в ходе его греческих
илатинских занятий), привел меня в сильное смущение. Насколько я
припоминаю, Гитлодей рассказывал, что Амауротский мост, который перекинут
через реку Анидр, имеет в длину пятьсот шагов, а мой Иоанн говорит, что надо
убавить двести; ширина реки, по его словам, не превышает трехсот шагов.
Прошу тебе порыться в своей памяти. Если ты одних с ним мыслей, то соглашусь
и я и...
tracking img