123456

  • 22 нояб. 2011 г.
  • 3716 Слова
Глупость говорит:
ГЛАВА I
Пусть грубые смертные толкуют обо мне, как им угодно, -- мне ведомо, на
каком худом счету Глупость даже у глупейших, -- все же я дерзаю утверждать,
что мое божественное присутствие, и только оно одно, веселит богов и людей.
Наилучшее тому доказательство -- перед вами: едва взошла я на кафедру в этом
многолюдном собрании, как все лица просияли небывалым,необычайным весельем,
все подались вперед и повсеместно раздался радостный, ликующий смех. При
взгляде на вас кажется мне, будто я вижу богов Гомеровых, охмелевших от
нектара, настоянного на непенте1,а ведь только что вы сидели
печальные и озабоченные, словно воротились недавно из Трофониевой
пещеры2. Подобно тому как утреннее солнце, показывающее земле
свойпрекрасный золотой лик, или как ранняя весна, веющая приятными зефирами
после суровой зимы, всему сообщают новый цвет и вид и новую юность, так и у
вас при взгляде на меня совсем иными сделались лица. В то время как даже
великие риторы лишь при помощи длинной, старательно обдуманной речи
понуждают вас стряхнуть с души тяжелые заботы, я достигла этого сразу,
единым моимпоявлением.
ГЛАВА I
Чего ради выступаю я сегодня в несвойственном мне обличий, об этом вы
узнаете, ежели будете слушать внимательно, -- не так, как слушают церковных
проповедников, но как внимают рыночным скоморохам, шутам и фиглярам или так,
как наш друг Мидас слушал некогда Пана1. Ибо захотелось мне
появиться перед вами в роли софиста, но только -- не одного из тех, которые
ныне вколачивают вголовы мальчишкам вредную чушь и научают их препираться с
упорством, более чем бабьим. Нет, я хочу подражать тем древним грекам,
которые, избегая позорной клички мудрецов, предпочли назваться
софистами2. Их тщанием слагались хвалы богам и великим людям. И
вы тоже услышите сегодня похвальное слово, но не Гераклу и не
Солону3, а мне самой, иначе говоря --Глупости.
ГЛАВА III
Воистину не забочусь я нисколько о тех любомудрах, которые
провозглашают дерзновеннейшим глупцом всякого, кто произносит хвалы самому
себе. Ладно, пусть это будет глупо, если уж им так хочется, -- лишь бы
зазорно не было. Кому, однако, как не Глупости, больше подобает явиться
трубачом собственной славы и самой себе подыгрывать на флейте?Кто может
лучше изобразить меня, нежели я сама? Разве что тот, кому я известна ближе,
нежели себе самой! Сверх того, действуя таким образом, я почитаю себя
скромнее большинства великих и мудрых мира сего. Удерживаемые ложным стыдом,
они не решаются выступить сами, но вместо того нанимают какого-нибудь
продажного ритора или поэта-пустозвона, из чьих уст выслушиваютпохвалу,
иначе говоря -- ложь несусветную. Наш смиренник распускает хвост, словно
павлин, задирает хохол, а тем временем бесстыжий льстец приравнивает этого
ничтожного человека к богам, выставляет его образцом всех доблестей, до
которых тому, как до звезды небесной, далеко, наряжает ворону в павлиньи
перья, старается выбелить эфиопа и из мухи делает слона. Наконец, я применяю
на деленародную пословицу, гласящую:
"Сам выхваляйся, коли люди не хвалят". Не знаю, чему дивиться --
лености или неблагодарности смертных: хотя все они меня усердно чтут и
охотно пользуются моими благодеяниями, никто, однако, в продолжение стольких
веков не удосужился воздать в благодарственной речи похвалу Глупости, тогда
как не было недостатка в охотниках сочинять, не жалея ламповогомасла и
жертвуя сном, напыщенные славословия Бусиридам, Фаларидам1,
перемежающимся лихорадкам, мухам, лысинам и тому подобным напастям. От меня
же вы услышите речь, не подготовленную заранее и не обработанную, но зато
тем более правдивую.
ГЛАВА IV
Не хотелось бы мне, чтобы вы заподозрили меня в желании блеснуть
остроумием по примеру...
tracking img