Club

  • 05 дек. 2012 г.
  • 1614 Слова
ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЁМСЯ СО СВОИМ СТРАХОМ

Большинство наших опасений напрасны
Скилеф



Основные инстинкты

      В основе пирамиды нашей личности лежат две массивные плиты - инстинкт самосохранения (страх) и инстинкт продолжения рода (удовольствие). Их принято называть основными инстинктами. "Сохрани себя и свой биологический вид" - диктуют они нам линию поведения, которой мы подчиняем своюжизнь. Всю жизнь нас гонит страх и влечет удовольствие, в результате чего мы движемся, то есть живем. Подобно электрическому току, который стремится от плюса к минусу, мы стремимся от кнута к прянику. Каждый наш поступок, хоть даже обычный поход на рынок за редькой с хреном, в конечном итоге направляется нашими основными инстинктами. Абсолютно любое наше действие имеет мотив, который берет начало восновных инстинктах и заканчивается в самой верхушке пирамиды нашей личности - разуме. Разум одобряет или отвергает наши инстинктивные порывы.
      Оба наших основных инстинкта противоположны по направлению, и оба различны по величине. Страх, конечно же, сильней, чем удовольствие. Как заметил Артур Шопенгауэр, "кто хочет вкратце поверить утверждению, что наслаждение превышает страдание, - пустьсравнит ощущения двух животных - пожирающего и пожираемого". Никколо же Макиавелли так выразил мысль о превышении силы страха над силой удовольствия: "Люди скорее обидят того, к кому испытывают любовь, чем того, к кому испытывают страх". И мы с вами прекрасно понимаем, что за пряником потянется не каждый, зато от кнута побежит даже самый ленивый.

Испытывать страх так же естественно, как дышать      Недавно я смотрел видеофильм под названием "Тибетская книга мертвых". В одном из эпизодов показали, как простые непальцы и непалки отвечали на вопрос: "Боитесь ли вы смерти?". Все они как один с улыбкой утверждали, что ее нечего бояться, дескать, с точки зрения теории реинкарнации, мы - временные странники на пути жизни и так далее. Мне думается, что эти люди не совсем понимали, о чемговорили, потому что у каждого из них присутствовал инстинкт самосохранения, который и есть страх смерти. Осмелюсь предположить, что на Земле нет практически ни одного живого человека, который бы не боялся смерти, что бы он ни говорил на словах. Даже если герой сознательно умер за идею или самоубийца набрался храбрости и повесился - это не значит, что эти люди были свободны от страха смерти. Если бодрыйтоварищ, твердый во взгляде, решительно излагает вам с пеной у рта информацию о том, что он свободен от страха смерти, то предложите ему загнать раскаленную до красна иголку под ноготь его пальца (извините за столь немилосердный пример, но тема рассылки обязывает говорить прямо), и я уверяю вас, что он не согласится. Его страх перед болью - не что иное, как действие инстинкта самосохранения. Не боитсясмерти не тот, кто не боится безболезненных инъекций типа "чик - и ты на небесах" или, как сказала одна милая девушка в своем выступлении на курсах ораторского искусства, "вскрыть вены в ванне с теплой водой". Не боится смерти также не тот, который с жарким азартом участвует в настоящей боевой перестрелке и при этом просто забыл о смерти, потому что в данный момент его переполняют спортивныйинтерес и надежда на победу, как при игре в пэйнтбол. Но на самом деле тот не боится смерти, кто не боится умереть в самых жестоких страданиях, которые только можно себе вообразить. Поэтому, похоже, что если человек живой, то будь он хоть непальцем с непалкою вместе взятыми или хоть почти просветленным, он боится смерти по определению. "Разум слишком слаб, чтобы при встрече со смертью мы могли на негоопереться" (Франсуа де Ларошфуко).
      Самоотверженная мать готова расстаться с собственной жизнью ради спасения своего ребенка. Отважный самурай совершает харакири. Как вы думаете, насколько быстро при этом стучат их сердца? Я вам скажу, что они не стучат - это не то слово - они колотятся со страшной силой! Мать боится не столько за себя, сколько за ребенка. Самурай боится за свою...
tracking img