Gddhjdfj

  • 16 дек. 2012 г.
  • 145975 Слова
Фиона Макинтош Судьба
Троица – 3 Пролог
Дарганот из Сонма гулял с Хранительницей по красивейшим Садам богов, от которых просто захватывало дух. Король произнес с добротой в голосе: — Спасибо за то, что пришла, Лисе. Мне очень жаль, что тебе пришлось к нам вернуться в такие беспокойные времена. Лисе не подняла глаз и не улыбнулась. Она лишь шла на негнущихся ногах рядом с Королем богов, и надуше у нее было тяжело. — Мой господин, я не оправдала вашего доверия. Я провалилась, — сказала она. Но Лисе пришла не для того, чтобы просить прощения. Ей нужна была помощь других богов и Старейшин. — Это не так, Лисе, — мягко ответил Король. — Давай прогуляемся по долине магнолий. Он взял ее под руку и направился к небольшим воротам, ведущим на прохладную аллею, по обеим сторонам которой рослипрекрасные благоухающие деревья. Лисе позволила отвести себя в это экзотическое место, которое после стольких лет в Пустоте вполне могло поднять настроение. Но ее снедало беспокойство и переполняло отчаяние. — Доргрил сыграл со мной злую шутку, господин. Он обманул меня, как ребенка! — Лисе грустно покачала головой. — Он и меня обманул, Лисе. А теперь снова сыграл с нами злую шутку. — Король Сонма сделал паузу,затем добавил: — Но это — в последний раз. Дарганот вдохнул сладкий аромат магнолий. Он был высоким и широкоплечим, с черными волосами, очень яркими голубыми глазами и обладал пронзительным взглядом, способным удерживать любого в неподвижности, как не могли никакие цепи. «Он так похож на своего сына, — отметила Лисе. — И обладает тем же самым недостатком». Каким именно, она не знала. Добротой?Слабостью? В любом случае Лисе видела: Король не способен уничтожить собственного брата. Дарганот не дал ей додумать мысль. Звук его голоса болезненно напомнил Лисе голос другого ее знакомого. — Мы должны решить, что делать теперь, а не размышлять о том, что уже произошло. Мы не в состоянии изменить прошлое. Благодаря его спокойствию и собеседница немного пришла в себя. — А Старейшины обсуждали этот вопрос,господин? Следующие слова Короля разрушили ту хрупкую уверенность, которая у нее появилась. — Да, обсуждали, но не предложили никакого решения. Они говорят, что для окончательного решения вопроса с Доргрилом, возможно, потребуется гибель кого-то из тех, кто нам так дорог. Лисе остановилась и почувствовала, как кожа покрывается испариной, несмотря на то, что под деревьями было прохладно. — Нет! — Лисе упала наколени, и Король резко повернулся. — Вы не можете так поступать, Ваше величество! Прошу вас, не покидайте их! — Лисе, у нас больше нет выбора.

— Как вы думаете, что случится? — прошептала она. — Я предполагаю, что Доргрил победит тело, в котором поселился, и нам придется вмешаться, нарушив Закон, чтобы, наконец, уничтожить его. — Убить своего собственного наследника? — тихо произнесла она. — Ядумала, что подобное невозможно. — Есть способ, — мягко сказал Король. — Доргрил всегда находился под угрозой, Лисе. Он должен заплатить самую высокую цену. И я прослежу, чтобы жертва не была принесена зря. Доргрил умрет вместе с жертвой. — А другие, господин? У Лисе задрожал голос. Сколько времени пришлось терпеть и следить! Сколько боли за века вынесли Паладины! Как можно жертвовать юными душами!Она не могла поверить, что все, что закончилось, оказалось напрасным. Дарганот покачал головой и ничего не сказал. Лисе почувствовала, как в ней закипает злость. На этот раз она заговорила резким тоном, теперь ей было плевать на протокол. — Мы не можем допустить смерти наших любимых. Они отдали нам в распоряжение свои жизни, испытали столько боли и отчаяния. И теперь их ждут новые тяжелыеиспытания! Я больше не могу оставаться в стороне и просто наблюдать, Ваше величество. Разве вы забыли, кого я отдала делу Триединства? Лисе знала, что ей не следовало этого говорить, но теперь стало поздно: слова, слетевшие с ее губ, забрать назад невозможно. Она смотрела, как на лицо любимого ею Короля набегает печаль. Его мучила та же боль. Он сам знал, что такое...
tracking img