Gluhovskiy Konets Dorogi

  • 15 мая 2012 г.
  • 24501 Слова
Дмитрий Глуховский
Конец Дороги
(Апокрифы - 0)

Новое про-из-ве-де-ние Дмит-рия Глу-ховс-ко-го - ав-то-ра не-бе-зыз-вест-но-го «Мет-ро 2033». К зап-ла-ни-ро-ван-но-му пе-ре-из-да-нию в но-вом оформ-ле-нии ав-тор пи-шет нес-колько рас-ска-зов из ми-ра Мет-ро, не-за-ви-си-мых от сю-же-та кни-ги или до-пол-ня-ющих его, под об-щим наз-ва-ни-ем «Апок-ри-фы».

Часть 1Разумеется, о До-ро-ге зна-ли все в де-рев-не, вклю-чая и Ваньку.
Их собст-вен-ная из-би-тая ко-лея, уто-па-ющая в за-ли-тых жид-кой грязью уха-бах, ве-ла не к ней, а в про-ти-во-по-лож-ном нап-рав-ле-нии, к Мат-ве-ев-ке и к ре-ке. А к До-ро-ге, пу-та-ясь, ны-ряя в кус-ты волчьих ягод ве-ли-чи-ной с детс-кий ку-лак, поч-ти сов-сем раст-во-ря-ясь в вы-со-кой тра-ве, шла только од-на не-вер-ная троп-ка,не-хо-же-ная уже Бог зна-ет сколько вре-ме-ни. Де-лать там бы-ло не-че-го, на До-ро-ге, и каж-дый в де-рев-не это по-ни-мал. Раньше мальчиш-ки, нес-мот-ря на ро-ди-тельские пре-дос-те-ре-же-ния, бе-га-ли ту-да ещё: на твёр-дом тём-ном пок-ры-тии мож-но бы-ло ри-со-вать ос-кол-ка-ми си-ли-кат-ных кир-пи-чей, да и мяч от не-го отс-ка-ки-вал луч-ше. По-том нес-колько убе-жав-ших иг-рать на До-ро-гуде-тей про-па-ли, и с тех пор она счи-та-лась мес-том прок-ля-тым, не-хо-ро-шим. Глав-ная же при-чи-на заб-ве-ния зак-лю-ча-лась в том, что До-ро-га ни-ку-да не ве-ла, а по-то-му и хо-дить к ней бы-ло не-за-чем.

Если бы с Ванькой в тот день ни-че-го та-ко-го не про-изош-ло, то он, мо-жет, ни-ког-да к До-ро-ге и не по-шёл бы. Про-жил бы всю жизнь - ес-ли по-ве-зёт, лет пятьде-сят, врод-ном до-ме, и дальше Мат-ве-ев-ки но-са бы со-вать не стал. Что ему на До-ро-ге де-лать? Вол-ков кор-мить?
И убе-жать из до-му имен-но по ней бы-ло, ко-неч-но, за-те-ей глу-пой и за-ра-нее об-ре-чён-ной на про-вал. Ра-ди че-го? По-че-му не в единст-вен-ную поб-ли-зос-ти де-рев-ню, к лю-дям, а имен-но на До-ро-гу? Раз-ве что про-ве-рить се-бя на уп-рямст-во и на храб-рость - сколько мож-но ша-гать вни-ку-да, преж-де чем пой-ти с со-бой на уни-зи-тельную ми-ро-вую и с об-лег-че-ни-ем по-вер-нуть об-рат-но.
Раньше-то, ко-неч-но, по край-ней ме-ре, с од-ной сто-ро-ны до-ро-ги точ-но что-то на-хо-ди-лось. Ста-ро-жи-лы го-во-ри-ли, что ес-ли, как вы-бе-решься на До-ро-гу, всё вре-мя ид-ти на-ле-во, за пять дней дой-дёшь до Бир-Джа-на, а ещё че-рез две не-де-ли бу-дет Ха-бар.
Хабар -вро-де их де-рев-ни, или Мат-ве-ев-ки, только большой, прос-то ог-ром-ный, и до-ма там все кир-пич-ные, как их шко-ла и сельсо-вет. Поч-ти все дву-хэ-таж-ные, а вро-де бы-ли да-же и в три, и в че-ты-ре эта-жа, хо-тя не-по-нят-но, как та-кие вы-со-кие стро-ения мог-ли дер-жаться и не об-ва-ли-ваться.
А мо-жет, ста-ри-ки прос-то вра-ли, це-ну се-бе на-би-ва-ли: ес-ли бы не все их бай-ки ивос-по-ми-на-ния, кто бы стал их кор-мить? И од-ной зи-мы бы не про-тя-ну-ли. А так - са-мое ми-лое де-ло: ян-варс-ким ве-че-ром соб-раться в клу-бе, за-па-лить лу-чи-ну, са-мо-гон-ки раз-лить по ста-ка-нам, и слу-шать, как Ми-ха-лыч или дед Ма-рат, ути-рая вспо-тев-шую лы-си-ну, рас-ска-зы-ва-ют, как оно всё обс-то-яло встарь. Из взрос-лых мно-го кто ещё эти вре-ме-на при-по-ми-нал, но не слиш-ком хо-ро-шо: кро-мепа-ры ста-ри-ков в де-рев-не стар-ше трид-ца-ти ни-ко-го и бы-ло, из-за Чёр-но-го об-ла-ка все по-уми-ра-ли.
Ваньке са-мо-му бы-ло три-над-цать - воз-раст, ког-да на-чи-на-ешь по-ни-мать, что ро-ди-те-ли ни чер-та в жиз-ни не со-об-ра-жа-ют, и всё у них, в об-щем, на-пе-ре-ко-сяк. Но поп-ро-буй, воз-ра-зи - отец у Ваньки был охот-ник, че-ло-век су-ро-вый, спо-рить с сы-ном не со-би-рал-ся, убеж-далвсё больше ма-тер-ным сло-вом и ту-ма-ка-ми. Мать, си-нюш-ная, сла-бая, Ваньку лю-би-ла, но за-щи-щать не ре-ша-лась.
До то-го дня всё как-то об-хо-ди-лось. Хо-тя Ванька, лов-ко уво-ра-чи-ва-ясь от от-цовс-ких тыч-ков, отб-ре-хи-вал-ся всё бо-лее сме-ло, тот, ка-за-лось, го-тов был и дальше тер-петь его вы-ход-ки и ум-ни-чанье. Го-да че-рез три их от-но-ше-ния...
tracking img