Hermeneutics

  • 17 февр. 2012 г.
  • 1682 Слова
Группа ЯЭ-52
Гайдар Дарья
Радикальная герменевтика с.180-183
оставляя слово «герменевтика», Хайдеггер указывает, что один способ сохранить это слово – это представить его с точки зрения различия. Здесь Хайдеггер говорит, что он обеспокоен не фактическими вестями, которые произносит Гермес, а большим количеством «истин» Бытия, которое Гермес перемещает туда-сюда от Аниксимандера до настоящегомомента. В деконструированной версии герменевтики не собираются зачитывать фактическое содержание вестей, которые порождает Гермес. Наоборот, эта версия состоит из определенного рода отношения герменевтики к слову «вдвойне», рассматривая как Бытие/существа, Пребывание/настоящий момент развертываются, подразумевая определенное двоякое как некое двоякое, сохраняя его как есть (US 122-26, 136/0WL 30-33,40; смотри часть 4, выше). Это изъяснение герменевтики недолжно иметь никакого дела с «вестями» (Botschaft) в прямом значении, но с посланием вестей или с составление вестей (даже в значении Бытия и Времени не имеет прямого значения, а значение смыслообразующей работы Woraufhin (от нем. «на основании чего»).
И вот что критика Дерриды онто-герменевтики упускает (и открывает): ту сторонуизъяснения герменевтики, которая направлена не на весть, а на средство, прием, передачу, двоякое, различие как таково.
Порой этот пост-онто-герменевтический, этот пост-почтовый Хайдеггер вырывается во все очевидное в тексте Хайдеггера, делая его понятным, что нет уникального значения или «истинны» Бытия, что никакое послание не удостаивается быть выше любого другого; нет никакого тайного письма, отправленногоспециальной доставкой в Флейбург. Он говорит, что в истории западных эпох может не быть никакого оценивания развития.
У нас не просто нет критерия, который бы позволил оценить совершенство эпохи метафизики по сравнению с любой другой эпохой, не существует права на этот вид оценки. Мышление Платона более совершенно, чем Парменида. Философии Гегеля не более совершенна, чем Канта. Каждая эпоха философииимеет свою собственную необходимость. Мы просто вынуждены признать, что философия – это философия.
И еще в 1938 году он нас предостерегал, не пытаться сравнивать физику Аристотеля и Ньютона, что каждый из них имел свою собственную эпохальную необходимость и полноту, и что такие сравнения апеллируют несопоставимыми вещами и есть настолько глупы, как сравнение поэзии Эсхила и Шекспира (HW 76-77/QCT117-18). История Бытия развивается так, как есть. Это все, что можно тут сказать. Eidos, ousia, actualitas, res cogitans et extensa, Geist, Wille-zur-Macht – это такое множество главных названий, которое было предложено, так много способов «Бытия» в результате было представлено, так много вестей, которые были отправлены. Не стоит вопрос о предпочтении одного другому или об их сравнении, также нестоит вопрос и об ожидании доставки письма, которое несет тайну, главное имя. Это вопрос только внимательности передачи и отправления, который находится в центре внимания на протяжении всей эпохи вестей, самой эпохально-вестевой системы: «das Ereignis ereignet» (от нем. «случается событие»).
Это все проясняется в «Бытие и Времени», где Хайдеггер предостерегает нас от восприятия Ereignis как главногоимени.
«Бытие как Ereignis». Раньше в философии рассматривали Бытие с точки зрения существования как idea, energeia, actualitas – и сейчас можно было бы подумать как Ereignis. Понимая его таким образом, Ereignis означает видоизмененное толкование (Ausleggung) бытия [онто-герменевтика], которое, если оно верное, представляет собой продолжение метафизики. (SD 22/TB 21)
Ereignis потом будет уменьшен до уровняAusleggung , толкования Бытия, вступление Хайдеггера в герменевтическую, метафизическую борьбу за главное имя Бытия; на самом деле, он станет эльтеологическим победителем. Но эта точка зрения для того, чтобы вытащить себя из этой онто-герменевтической борьбы, чтобы положить «конец» этому постоянному онто-герменевтическому называнию, выделяя его завершение. Истинна...
tracking img