Hhhh

  • 13 окт. 2011 г.
  • 145836 Слова
Майн Рид. Всадник без головы

ПРОЛОГ

      Техасский олень, дремавший в тиши ночной саванны1, вздрагивает, услышав топот лошадиных копыт.
      Но он не покидает своего зеленого ложа, даже не встает на ноги. Не ему одному принадлежат эти просторы -- дикие степные лошади тоже пасутся здесь по ночам. Он только слегка поднимает голову--над высокой травой показываются его рога--и слушает: неповторится ли звук?
      Снова доносится топот копыт, но теперь он звучит иначе. Можно различить звон металла, удар стали о камень.
      Этот звук, такой тревожный для оленя, вызывает быструю перемену в его поведении. Он стремительно вскакивает и мчится по прерии; но скоро он останавливается и оглядывается назад, недоумевая: кто потревожил его сон?
      В ясном лунном свете южной ночи оленьузнает злейшего своего врага -- человека. Человек приближается верхом на лошади.
      Охваченный инстинктивным страхом, олень готов уже снова бежать, но что-то в облике всадника-- что-то неестественное -- приковывает его к месту.
      Дрожа, он почти садится на задние ноги, поворачивает назад голову и продолжает смотреть--в его больших карих глазах отражаются страх и недоумение.
      Чтоже заставило оленя так долго вглядываться в странную фигуру?
      Лошадь? Но это обыкновенный конь, оседланный, взнузданный,-- в нем нет ничего, что могло бы вызвать удивление или тревогу. Может быть, оленя испугал всадник? Да, это он пугает и заставляет недоумевать -- в его облике есть что-то уродливое, жуткое.
      Силы небесные! У всадника нет головы!
      Это очевидно даже длянеразумного животного. Еще с минуту смотрит олень растерянными глазами, как бы силясь понять: что это за невиданное чудовище? Но вот, охваченный ужасом, олень снова бежит. Он не останавливается до тех пор, пока не переплывает Леону и бурный поток не отделяет его от страшного всадника.
      Не обращая внимания на убегающего в испуге оленя, как будто даже не заметив его присутствия, всадник без головы продолжает свойпуть.
      Он тоже направляется к реке, но, кажется, никуда не спешит, а движется медленным, спокойным, почти церемониальным шагом.
      Словно поглощенный своими мыслями, всадник опустил поводья, и лошадь его время от времени пощипывает траву. Ни голосом, ни движением не подгоняет он ее, когда, испуганная лаем койотов, она вдруг вскидывает голову и, храпя, останавливается.
      Кажется,что он во власти каких-то глубоких чувств и мелкие происшествия не могут вывести его из задумчивости. Ни единым звуком не выдает он своей тайны. Испуганный олень, лошадь, волк и полуночная луна -- единственные свидетели его молчаливых раздумий.
      На плечи всадника наброшено серапе2, которое при порыве ветра приподнимается и открывает часть его фигуры; на ногах у него гетры из шкуры ягуара.Защищенный от ночной сырости и от тропических ливней, он едет вперед, молчаливый, как звезды, мерцающие над ним, беззаботный, как цикады, стрекочущие в траве, как ночной ветерок, играющий складками его одежды.
      Наконец что-то, по-видимому, вывело всадника из задумчивости,-- его конь ускорил шаг. Вот конь встряхнул головой и радостно заржал -- с вытянутой шеей и раздувающимися ноздрями онбежит вперед рысью и скоро уже скачет галопом: близость реки -- вот что заставило коня мчаться быстрее.
      Он не останавливается до тех пор, пока не погружается в прозрачный поток так, что вода доходит всаднику до колен. Конь с жадностью пьет; утолив жажду, он переправляется через реку и быстрой рысью взбирается по крутому берегу.
      Наверху всадник без головы останавливается, как бы ожидая,пока конь отряхнется от воды. Раздается лязг сбруи и стремян -- словно гром загрохотал в белом облаке пара.
      Из этого ореола появляется всадник без головы; он снова продолжает свой путь.
      Видимо, подгоняемая шпорами и направляемая рукой седока, лошадь больше не сбивается с пути, а бежит уверенно вперед, словно по знакомой тропе.
      Впереди, до самого...
tracking img