Kbnthfnehf

  • 14 апр. 2012 г.
  • 533 Слова
 И, действительно, согласно 4-й главе части 4-й, в бою под городом Столыпиным Григорий Мелехов спасает Степану Астахову жизнь. Рассказ об этом спасении включен в занимающее три страницы изложениевоспоминаний Григория о военных событиях 1915 - 1916 годов (майские бои под деревней Ольховчик; июльские - под Равой-Русской; стычка под Баянцем; город Столыпин; Луцкий прорыв в мае 1916- го)… Никакихпротиворечий здесь вроде бы не обнаруживается. Разве что захочется задать один вопрос. Рава-Русская, Луцк, Баянец, Восточная Пруссия, Столыпин…Стоп! Нет такого города. Рава-Русская есть, Луцк имеется, а Столыпинанет. Был, правда, один - Столыпин, Петр Аркадьевич. Да только он не город, а Председатель Совета Министров… Зайдем с другой стороны. Когда состоялся этот бой? С. Н. Семанов, составивший биографию Г. П.Мелехова, относит его к 1915 году*. Действительно, в тексте рассказ помещен после воспоминаний о боях летом 1915 года и перед мыслями о Луцком прорыве в мае 1916-го. Значит, Восточная Пруссия, лето1915-го? Но летом 1915-го никаких боев в Восточной Пруссии не было. Что ж было? А было то, что после Августовской оборонительной операции русская армия Восточную Пруссию оставила. Имя же своеАвгустовская операция получила не по времени (месяц август), а по месту - город Августов. Началась же эта операция 25 января и закончилась 13 февраля 1915 года (7 - 26 февраля по новому стилю). Вернуться в эти местарусские смогли ровно через 30 лет - в январе 1945-го. Прекрасно! А что мы видим в тексте? «Казачьи кони копытили аккуратные немецкие поля…» (ч. 4, гл. 4). Не снег на полях, а поля! Но если поле снегом незанесло, зимой следа на нем не оставишь, промерзшая земля под копытом не вдавливается, а звенит! «Ветер сорвал с Григория фуражку…» (ч. 4, гл. 4). Фуражку, а не папаху, как положено по уставу! А ведь врусской армии по сию пору переход на зимнюю форму одежды происходит в октябре. Значит, для Григория Мелехова и всего 12-го казачьего полка лето 1915 года наступило в...
tracking img