Kjkjkjkjkjk

  • 12 февр. 2012 г.
  • 1706 Слова
Яд для Агаты Кристи
Именно он помог ей написать первый детективный роман

   В 1914 году молодая мисс Миллер делала первые шаги на пути превращения в знаменитую писательницу Агату Кристи (1891-1976 гг.). И если бы не необычный опыт, приобретенный в те годы, многие ее произведения были бы, наверное, совсем иными.
Едва ли не главная проблема Агаты Миллер заключалась в том, что она была леди.Значение этого слова, так же как и слова «джентльмен», с трудом поддается объяснению. Впрочем, самим англичанам ничего объяснять и не требовалось. Иностранцы же с изумлением читали на платных туалетах: «Для джентльменов - 2 пенса, для мужчин - 1 пенс. Для леди - два пенса, для женщин - 1 пенс».
Другие ограничения были не менее серьезными. Например, леди не работали. То есть они могли рисоватькартины, сочинять вальсы, писать рассказы и даже продавать их (кто же будет возражать против лишних денег?), но основным их занятием должно было быть ведение домашнего хозяйства, разумеется, с помощью прислуги.
Между тем во многих леди, особенно молодых, бурлила энергия. Начинался XX век; умы и души волновали женский и рабочий вопросы, кинематограф, да мало ли что еще.
Итак, леди маялись отвынужденного безделья. Католички мечтали уйти в монастырь, протестантки - ухаживать за больными в лепрозории. Профессия больничной сиделки со времен Крымской войны тоже считалась вполне героической: имя Флоренс Найтингейл, взявшей на себя уход за ранеными, пользовалось огромной популярностью.
Для Агаты тяга к медицине была в некотором роде наследственной. Брат ее матери Клары учился на врача. Клара ему помогала,проявляя больше способностей, чем он сам; ее не отвращали ни кровь, ни раны, ни физические страдания. Но брат был мужчиной, а она женщиной, поэтому свои таланты она могла применить лишь к себе и своим детям. Сидя с маленькой Агатой в приемной зубного врача, она увлеченно изучала «Ланцет» или «Британский медицинский журнал».
В 1913-м и начале 1914 года в Англии расплодились курсы медсестер. Вседевушки, занимавшиеся здесь, поголовно учились накладывать бинты, стараясь, чтобы повязка обхватывала ногу красивой восьмеркой - даже в ущерб удобству. Стоило какому-нибудь мужчине получить ушиб или порез, его окружала стайка заботливых дам. В их числе была и Агата, поступившая на подобные курсы. На экзаменах девушки ловко управились с перевязкой, но ни Агата, ни ее подруги не догадались приготовить для«раненого» постель.
Потом была практика - два раза в неделю в местной больнице, где задерганные медсестры с пренебрежением смотрели на энтузиасток. Отличия практики от теории обнаружились быстро. Агате поручили снять повязку с трехлетней девочки, обварившей ногу кипятком. Малышка стонала от боли, Агата страшно мучилась за нее, но под ироническим взглядом медсестры, сжав зубы, довела процедуру доконца.
Еще Агата помогала патронажной сестре. Два раза в неделю они обходили домишки с наглухо закрытыми окнами, из которых воняло чем-то ужасным. Все жалобы обитателей сводились к больным ногам. Сестра объяснила, что это следствие заражения крови, иногда в результате венерических заболеваний. Одна из заболевших, мисс Марпл - пожилая старомодная дама, любительница деревенских сплетен, умерла, и юной ледидовелось участвовать в обмывании и обряжании усопшей.
26 июня 1914 года в Сараеве убили австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда, но это казалось Агате чем-то далеким и не имеющим отношения к повседневной жизни. Когда прозвучало слово «война», его приняли за обычную газетную шумиху. Однако 4 августа, незадолго до полуночи, английский кабинет министров, не дождавшись от немцев ответа на своитребования, направил в германское посольство телеграмму: «Правительство Его Величества считает, что между обеими странами с 11 часов вечера 4 августа существует состояние войны».
Проводив на фронт своего жениха, летчика Арчибальда Кристи (оба были уверены, что прощаются навсегда), Агата вернулась в курортный городок Торки, где она в то время жила. Мэрию заняли под...
tracking img