Klj; lk'; /l

  • 20 сент. 2012 г.
  • 2661 Слова
Он не мог объяснить, откуда подобная уверенность, почему такая убеждённость. Просто знал. Сегодня ночью Саката Гинтоки получит свой первый раз. И точка.

Если подумать, причин было много, и не последней являлась та, что, будучи почти-почти-почти совсем совершеннолетним, пройдя через немалое количество битв и заслужив себе прозвище «Белый демон», в течение всей войны он оставался девственником.Но если Гинтоки был достаточно взрослым, чтобы убивать, следовательно, и для секса он уже созрел, верно?

Как ни странно, даже в окружении мужчин потерять невинность было довольно легко... Теоретически. Не так давно, когда Джои купались в речке — все голышом, естественно — какой-то шутник ухватил Гинтоки за его достоинство. И от мощного пинка тут же отлетел на другой берег, ещё и по пескупропахал голой задницей. На Гинтоки тут же повисли товарищи, потому что подобные шутки он не спускал. Шутник, твою мать... Вот если бы всерьёз!..

С тех пор его преследовала навязчивая мысль: а что, если кто-то совсем рядом просто спит и видит, как Гин-сан его трахает? Иногда, когда особо припекало, он обводил призывным взглядом окружающих, но обычно застигнутые врасплох бледнели и менялись в лице. Боялись.Вот же!.. Не сдержался, въебашил уроду, и теперь шансы на скорую потерю невинности практически близки к нулю.

По ночам, лёжа в палатке, он часто слышал рядом тяжёлое неровное дыхание товарищей, помогающих друг другу снять излишнее напряжение.

Взаимная дрочка, конечно, святое дело, но ему было как—то не по себе... Да и если уж браться за дело — то всерьёз, не ограничиваясь тем, что он успешноделал для себя сам. Тем не менее, был у него почти беспроигрышный, а главное — очень неплохой вариант. Друг. Друзья разве откажут товарищу в маленькой, а главное — взаимно приятной услуге? Сначала он думал о Такасуги — вот уж кого ореол берсеркерства Гинтоки не пугал. Такасуги — друг детства, приятной внешности, по силе почти равен самому Гинтоки, да и опыт у него, вроде как, имеется (хотя когда успел? Всёвремя же на виду). Проблема была лишь в том, что вряд ли Шинске согласится быть снизу, а Гинтоки категорически не хотелось терять невинность от чьего—либо члена, лучше уж от чьей-нибудь задницы. В наличии имелся ещё Тацума. Но с ним было совсем не то и не так. Пусть человек проверен совместными боями, пусть не раз прикрывал спину самому Гинтоки, как и Гинтоки — ему, но всё равно они не настолькохорошо друг друга знали, да и сама мысль о том, чтобы с Сакомото заниматься тем самым, о чём так красочно рассказывали товарищи на привалах, вызывала страшную головную боль. На Тацуму, увы, у Гинтоки не стояло. Совсем. Категорически.

А если начистоту, он почти сразу решил для себя, что сделает это с Кацурой, и ни с кем иным. И тут даже словами всего не объяснишь.

Просто Кацура — это Кацура.С ним всегда было легче и проще, чем с Шинске. С ним и сейчас проще, особенно после того как Такасуги взял под командование пусть небольшой, но свой отряд, и демонстративно — а, может, и нет, он всегда по жизни был с претензиями — старался держаться от друзей особняком. По крайней мере, от Гинтоки, потому что с Кацурой они всё же обсуждали будущие сражения, иногда сидя в палатке по полночи.

Ещёв детстве, ещё при жизни учителя Шойо даже если Гинтоки с Такасуги ссорились, то Кацура умудрялся оставаться в стороне и нормально общался с обоими.

И — тут Гинтоки признавался сам себе с большим скрипом — Кацура был очень красивый. И больше остальных походил на девушку, а иного и не требовалось.

На этот раз они ночевали в лесу. Намечался бой, серьёзный, тяжёлый, страшный. Может, поэтому, чтобыотвлечься пока, решили напиться.

Сидя у костра и накачиваясь вином для большей уверенности, Гинтоки то и дело поглядывал на Котаро, и с каждым новым глотком товарищ казался ему всё более привлекательным, даже трёхдневная щетина уже не так бросалась в глаза. Да что там, после второй бутылки Гинтоки не видел её совсем. Бойцы вокруг тоже изрядно опьянели, и обычные их байки...
tracking img