Neorealizm

  • 25 нояб. 2012 г.
  • 8449 Слова
Кеннет Уолц и неореализм в науке о международных отношениях[1]

Рассмотренные нами в предыдущих статьях "большие споры" в науке о международных отношениях не привели к исчезновению или к синтезу имеющихся в ней основных парадигм, как не привели и к созданию единой теории. Известный английский исследователь Стив Смит вполне обоснованно отмечает господство и относительную устойчивость в этойнауке трех парадигм: реализм/неореализм; либерализм/неолиберализм/плюрализм; неомарксизм/структурализм (см.: Smith Steve. The Self-Images of a Discipline: A Genealogy of International Relations Theory//lnternational Relations Theory Today/Ed. by Steve Smith and Ken Booth. Cambridge, 1995. P. 24). Вместе с тем нельзя отрицать и того, что указанные споры не прошли бесследно: результатом дискуссии сталодальнейшее взаимное обогащение и развитие как полемизирующих теоретических школ, так и самой дисциплины. Это целиком относится к теории политического реализма. Первым и наиболее решительным реформатором этой теории, подвергшим сомнению ряд ее постулатов “изнутри” самого реализма, стал Кеннет Н. Уолц. Его работы и работы его сторонников и последователей (Роберта Гилпина, Джона Миршимера, Стефена М. Уолта,Барри Бузана, Кристофера Лэйна и др.) заложили основы и послужили развитию такого направления, как неореализм.
С теорией политического реализма взгляды К. Уолца объединяет его убежденность в преемственности и закономерном характере международных отношений и, следовательно, в возможности создания изучающей их рациональной теории. Как и Г. Моргентау, он отстаивает центральное для политического реализмаположение об анархическом характере международных отношений, который принципиально отличает их от антиобщественных отношений, построенных на принципах иерархии, субординации, господства и подчинения, формализованных в правовых нормах, главной из которых является монополия государства на легитимное насилие в рамках своего внутреннего суверенитета. По его мнению, анархичность международных отношений,связанная с отсутствием верховной власти, а также правовых и моральных норм, способных на основе общего согласия эффективно регулировать взаимодействия основных факторов, предотвращая разрушительные для них и для мира в целом конфликты и войны, не претерпела существенных изменений со времен Фукидида и до наших дней. Поэтому следует оставить все надежды на реформирование данной сферы, на построениемеждународного порядка, основанного на правовых нормах, коллективной безопасности и решающей роли наднациональных организаций. Никто, кроме самого государства (в лице его политического руководства) не заинтересован в его безопасности, укрепление которой, а, следовательно, и укрепление силы государства, усиление его власти как способности оказывать влияние на другие государства, остается основным элементом егонациональных интересов. Все это означает, с точки зрения К. Уолца, что главным содержанием рациональной теории, исследующей международные отношения, является изучение межгосударственных конфликтов и войн. Такое понимание настолько близко примыкает к взглядам Г. Моргентау, что возникает вопрос, а в чем же состоит специфика неореализма, что нового он вносит в теорию политического реализма?Неореализм начинается с посылки, что теория международных отношений и теория мировой политики — это не одно и то же. В отличие от теории политического реализма неореалистское понимание мировой политики не является результатом обобщений, сделанных на основе изучения внешних политик (подробнее об этом см.: Linktoter Andrew. Neoreaiism in Theory and Practice//lnternational Relations Theory Today). В его основе лежитабстрагирование политической сферы от других сфер международных отношений. Уолц утверждает, что о сходстве неореализма и теории политического реализма можно говорить только в том смысле, в каком говорят о преемственности между взглядами физиократов и предшествующими экономическими теориями: физиократы имели смелость абстрагировать экономику от общества и...
tracking img