Nirvana

  • 23 февр. 2012 г.
  • 1557 Слова
Интервью с Дэйвом Гролом для журнала MOJO.
ПЕРЕВОД: Alice

12 января, 1992 год: Нью-Йорк. Кортни Лав просыпается одна в постели отеля Omni. Сейчас 7 утра и она озадаченно вглядывается в темноту в поисках своего жениха Курта Кобейна. Прошлой ночью группа Кобейна Nirvana была на культовом американском тв-шоу Saturday Night Live. А сегодня днём, немного позже, они получат подтверждение того,что их альбом “Nevermind” выбил альбом Майкла Джексона “Dangerous” с верхушки чартов Billboard. Трио из Сиэтла официально самая популярная группа в Америке. Но прямо сейчас Кобейн лежит на полу своего номера в отеле, уткнувшись лицом в пол, очевидно бездыханный. Этой ночью фронтмен Nirvana вколол себе слишком большую дозу героина. Оставаясь на удивление хладнокровной, Лав пытается привести всознание своего любимого — она брызгает водой на распростертое тело и неоднократно с усилием надавливает Кобейну на грудь, до тех пор пока не слышит сдавленное дыхание. Её действия спасли Курту жизнь.

Дэйв Грол, игравший в группе вместе с Кобейном, не знал об этом случае, до тех пор, пока не вернулся в Сиэтл. «Было много подобных... инцидентов, о которых ты просто узнавал в последствии, — медленно говоритГрол. — Странным образом, это просто стало чем-то... с чем никто не знал что делать. Если Вам когда-либо доводилось знать кого-то, кто боролся с чем-то подобным [огромная пауза] Вы знаете, что с этим невозможно ничего сделать...».

Кобейн уже употреблял героин, когда Грол переехал жить к нему в квартиру по адресу 114 North Pear Street, Олимпия, осенью 1990 года. У ударника, в новом городе головапошла кругом, с новыми соседями и группой, он был абсолютно потерян. «Я ничего не знал о героине, — пожимает плечами он. — Я знал всё лишь о кокаине. Мой наркотический опыт ограничивался тяжёлыми галлюциногенами и горами травы. Я никогда не употреблял кокаин, я никогда не употреблял героин, я не нуждался в чёртовых спидах... И в Виргинии, ни у кого из нас, в любом случае, не было грёбаных денегпокупать наркоту».

У Грола были собственные проблемы, с которыми ему приходилось иметь дело. Он чувствовал себя потерянным и одиноким: «Я был предоставлен самому себе, с компанией незнакомцев, которые, честно говоря, были очень странными», — но осознание того, что новые песни трио имеют неплохой успех в мелких клубах Такомы придавало уверенного спокойствия. На Рождество драммер вернулся домой вВергинию, и бросился в Dischord House увидеть Яна Маккея. У него была черновая запись нового материала, над которым работала Nirvana, включая трек озаглавленный “Smells Like Teen Spirit”. «Я сказал: Wow! Это чертовки хорошая песня, она будет действительно популярна», — вспоминает Маккей.

Тем временем Nirvana появилась на Saturday Night Live, продажи альбома “Nevermind” превысили отметку в 2 миллионакопий. И для Грола началось падение в «торнадо помешательства». «Мы были всё теми же людьми, — вздыхает он, — но всё вокруг нас изменилось. Я был счастливчиком, я мог покинуть любое шоу и исчезнуть. Но Курт этой роскоши был лишён».

Все, дававшие интервью для этой истории, те, кто знал Nirvana до их головокружительного взлёта — Ян Маккей, Джош Хомм, Пэт Смир и давний друг Грола, продюсер иударный техник Барретт Джонс, все они — особенно отмечают то, что, по-большей части, быть рядом с группой в то время было действительно весело, это было захватывающее время для всех: «Некоторое напряжение явно присутствовало, — соглашается Джонс, — но когда смотришь на это изнутри, ты не замечаешь всех этих диких вещей, на которых так любит фокусировать внимание пресса».

Но со стороны, происходившее вNirvana вовсе не казалось весёлым. Пресса Великобритании была одержима группой, привлекаемая скандалами, присущими чрезвычайно успешным панк-рокерам и, в особенности, отношениями Кобейна и Лав. По меньшей мере на протяжении двух лет каждый шаг, каждое слово «золотой пары» гранжа обсуждались с серьёзностью, которая теперь, оглядываясь в прошлое, кажется просто смешной....
tracking img