Альбер Камю - философ

  • 27 сент. 2011 г.
  • 5503 Слова
http://www.sartre.ru/librazd-op-avtor-285/

Альбер Камю

Вот я с виду нищий и обездоленный. Но я уверен в себе и во всем, куда уверенней, чем он, я уверен, что жив и что скоро умру. Да, кроме этой уверенности, у меня ничего нет. Но по крайней мере этой истины у меня никто не отнимет. Как и меня у нее не от-нять. Я прав и теперь и прежде, всегда был прав. Я жил вот так, а мог бы житьпо-другому.
А. Камю, "Посторонний"
Альбер Камю - одна из ключевых фигур литературной жизни во Франции после-военного времени, властитель дум целого поколения, прозаик, эссеист, драматург, журна-лист, участник подпольного Сопротивления, лауреат Нобелевской премии по литературе
Его философско-эстетическое развитие, мировоззренческая траектория, отчасти напоминающая траекторию богоборческих героев Достоевского,отличаются тем, что Ка-мю умел признавать и анализировать свои ошибки. Но сперва он не мог их не совершать.
Он родился в Алжире в очень бедной семье: отец был сельскохозяйственным рабо-чим, через год погиб на фронте, мать зарабатывала на существование уборкой. По этой причине для Альбера Камю "удел человеческий" всегда предполагал "условия человече-ского существования", нечеловеческие условиянищеты, которые не забывались. Они не в малой степени стимулировали бунтарство Камю, хотя он и чуждался политики, его недо-верие к элитарному, "чистому" искусству, предпочтение искусства, которое не забывает о тех, кто выносит на себе "груз истории".
От мощного стимула первоначальных, алжирских впечатлений происходил "ро-мантический экзистенциализм" Альбера Камю. Он сообщал о намерении написать о своемсовременнике, "излечившемся от терзаний долгим созерцанием природы". У раннего Ка-мю господствует языческое переживание красоты мира, радость от соприкосновения с ним, с морем и солнцем Алжира, От "телесного" бытия. Все острее ощущающий экзи-стенциалистское отчуждение, Камю не оставляет потребности в постоянном "контакте", в "благосклонности", в любви - "абсурд царит - спасает любовь".
Камю многоразмышляет о смерти, в дневнике признается в том, что боится ее, ищет возможности к ней подготовиться. Камю не верит в бессмертие души. Вместо этого он хочет доказать, что тот, кто был счастлив в жизни, способен к "счастливой смерти". Эта "счастливая смерть" превращается у него в наваждение.
Четвертый, и очень важный, момент, определивший жизненную и творческую судьбу Камю, относится к сфередуховной культуры. Камю был страстным читателем.
С точки зрения экзистенциальной проблематики он находился под сильным впе-чатлением от Плотина и Августина, Киркегора и Ницше, Хайдеггера и Шестова. Камю штудирует Достоевского, раздумывает над "Исповедью" Толстого. С особым вниманием читает своих современников и соотечественников: Мальро, Монтерлана, Сент-Экзюпери, Сартра.
В 1938 году Камю еще довстречи и дружбы с Сартром определил разницу между собой и автором "Тошноты". Рецензируя роман Сартра в алжирской печати, Камю писал: "И герой г-на Сартра, возможно, не выразил смысла своей тоски, поскольку он настаивает на том, что его отталкивает в человеке, вместо того чтобы основывать причины отчаяния на некоторых особенностях его величия".
Молва объединила Сартра с Камю в тандемединомышленников-экзистенциалистов, назвала неразлучными друзьями, что-то наподобие Герцена и Огарева. Трудно, однако, найти более противоположные натуры. Красивый, обаятельный Камю, в чьих жилах играет испанская кровь, а на губах почти всегда улыбка, спортсмен, футбо-лист (до своей болезни), любимец слабого пола,- и сумрачный, рожденный в буржуазной семье Сартр, которого невозможно представить себе бьющим по футбольному мячу, ка-бинетныймыслитель немецкого склада и такой же кабинетный бунтарь. Зато Сартр, без-условно, куда глубже как философ, куда одареннее, чем мыслитель Камю, который фун-даментальные познания замещает порой живостью натуры и чувства. "Мы с Сартром все-гда удивлялись, что наши имена объединяют,- писал Камю в 1945 году.- Мы даже ду-мали однажды напечатать маленькое...
tracking img