Аристотель и его учения о материи и форме.

  • 02 апр. 2012 г.
  • 2376 Слова
Аристотель и его учения о материи и форме.
Один из известнейших греческих философов – Аристотель(384 – 322 гг. до н.э.), сын известного врача, ученик Платона, учитель Александра Македонского, был одним из тех, кто, помимо философии, внес большой вклад в развитие физики, биологии и ряда других наук. До наших дней дошли многие его труды и учения, наиболее известные из которых – концепцияпричинности, теория первой материи, движения… О них и пойдет повествование.
Свое собственное учение о причинах и началах Аристотель на¬чинает с закона исключенного противоречия. Это положение гласит: «Невозможно, чтобы одно и то же вместе было и не было присуще одному и тому же и в одном и том же смысле» Аристотель вводит одновременно утверждение, что вещь не может быть тем же самым и не тем же самым, существоватьи не существовать одновременно и в том же самом смысле, и что таким образом нельзя ни о чем высказываться. Поэтому он не только заменяет диалектику фор¬мальной логикой, но и провозглашает всю действительность не¬противоречивой, а потому по существу неизменной. Принятие Аристотелем принципа исключенного противоречия формальной логики в качестве универсального начала бытия вело к тому, что егометафизика превращается в учение о неизменной сущности мира, отличной от самого изменчивого мира. И, тем не менее, по¬скольку Стагирит не упускает из виду движения и развития существующих вещей, это приводит его к ряду противоречий, выражающих запутанность и непоследовательность его мысли.
Прежде всего, это непоследовательность в решении проблемы соотношения общего и единичного. Критика платоновской теорииидей подводит к мысли, что Аристотель считает отдельные вещи тем единственным, что заслуживает имени самостоятельно сущест¬вующего. Так решалась проблема «первой сущности» в «Катего¬риях». «Вторичная сущность», т.е. общее, должна с этой точки зрения оказаться «единым во многом», а не вне многого. Будучи предметом знания, общее само по себе вы¬ступает для него как нечто первичное и достоверное поотноше¬нию к единичному. С особой силой сказывается эта мысль в учении о причинах и началах.
«А о причинах, – пишет Аристотель,– речь может идти в четырех смыслах: одной такой причиной мы признаем сущ¬ность и суть бытия, «основание, почему» [вещь такова, как она есть] восходит, в конечном счете, к понятию вещи, а то основное, благодаря чему [вещь именно такова], есть некоторая причина и начало, другойпричиной мы считаем мате¬рию и лежащий в основе субстрат; третьей - то, откуда идет нача¬ло движениям четвертой «то, ради чего» [существует вещь] и благо (ибо благо есть цель всего возникновения и движения)» (Мет., 1, 3, 983 а). Итак, причины формальная, материальная, действующая и целевая (конечная)–если принять более позд¬нюю номенклатуру– исчерпывают все возможные причины. О них так или иначе, главным образомпорознь, говорили прежние фило¬софы, учение о них образует ядро первой философии Аристотеля.
Что же первично среди причин? Аристотель считает, что по сути дела все причины могут быть сведены к двум, ибо и действующая, и целевая причины могут быть подведены под понятие «формы». Тогда остаются материя и форма. Материя не может быть первич¬ной: она пассивна, бесформенна, а, следовательно, можетпредстав¬лять лишь материал для оформления. Сама вещь как объединение формы и материи тоже не может быть признана первичной: она сложна. Остается принять, что первичная форма - она и есть сущ¬ность и суть бытия в собственном смысле. А значит, стремясь преодолеть теорию идей Платона, Аристотель приходит лишь к иной разновидности того же идеализма: первична форма как поня¬тие, «смысл» вещи. Причем формы уАристотеля столь же неизмен¬ны» вечны и всеобщи, как и идеи у Платона времен «наивной» теории идей.
Относительно этих идей возникает много вопросов и проблем, одна из которых звучит примерно так: если ни материя, ни форма не возникают, то как же возникает, вещь? Первый ответ состоял в том, что они возникают посредством оформления материи, соединения формы...
tracking img