Владивосток

  • 05 окт. 2011 г.
  • 1148 Слова
Байбородина Дана (Цахес) Игоревна.

Владивосток, 450.

В тот день выдалась небывалая жара. 45 градусов в тени – да для портового города это немыслимо! 25, ну 30...Но не больше.
Первую половину дня меня не покидало смутное чувство тревоги. Душный воздух действовал на нервы и не давал сосредоточиться на чем-нибудь приятном. А неприятности не заставили себя долго ждать. Мне пришло извещении ополучении ценной посылки. Воспряв духом, я помчалась к почтовому отделению – благо, находится оно через дорогу. Людей там почти не было, и я тут же бросилась к первой кассе. И тут же меня охватила волна разочарования. На окошке висело объявление: «Технический перерыв – 15 минут». Не раздумывая я кинулась ко второй кассе. Миловидная девушка, сидевшая за компьютером, едва завидев меня, объявила,что касса временно не работает. Что ей так во мне не понравилось? Вспотевшее лицо, всклокоченные волосы? Сама бы так побегала от окошка к окошку, с ней бы и не то было. Собрав всю злость и нервы в кулак, я медленно подошла к третьей кассе. Там, слава Богу, все работало, и посылку мне все-таки вручили. Наплевав на неимоверную жару, я со всех ног понеслась домой, чтобы раскрыть драгоценную бандероль. Неуспев вооружиться ножницами, я потянулась за телефонной трубкой, разрывавшейся в бешенном звоне. Звонила мама. Я не сразу ее узнала. Язык у нее заплетался, словно у пьяной. Единственное, что я расслышала, было: «Я на остановке сижу, у меня спина сломана». Трудно описать, что в тот момент со мной происходило. В висках больно стучало, перед глазами потемнело, к горлу подступила тошнота. В отчаяниия стала метаться по квартире в поисках ее паспорта и полиса. Вывалила на пол содержимое всех шкафов и полок, но ничего не нашла. Перезвонила матери. Рядом с ней была ее коллега по работе, она-то и нашла у нее в сумке, то, что я так долго искала. Не теряя ни минуты, я сунула в карман шорт 5000 рублей и побежала на остановку. Мама сидела на бордюре, ее коллега стояла рядом и держала ее сумки. Первымделом я спросила: «Идти можешь»? «Я с моста сама спустилась...». У меня отлегло от сердца. Если б спину сломала, идти бы никуда не могла. «Мы скорую вызвали, сейчас подъедет», - отрапортовала ее сослуживица, - бедная твоя мама. Поднимались мы по мосту, а сверху пьяный мужик спускался. Он споткнулся, и как понесло его нам навстречу. Я успела отскочить в сторону, и он твою маму толкнул. Схватитьсяей было незачто, она по каменным ступенькам кубарем скатилась и на спину упала». Я задрала мамину кофту и увидела большую ссадину на спине. Она тут же застонала: «У меня, наверное, почку оторвало. Вздохнуть невозможно – боль ужасная». В этот момент подъехала скорая. Из нее вышел высокий, пухловатый молодой мужчина лет тридцати двух, а следом за ним выбежал совсем юный санитар с чемоданчиком в руках.Пухлый обратился к маме слащаво-приторным голосом и не без издевки: «Ну и что тут у вас»? Мама медленно рассказала о случившемся. Он еще больше развеселился: «Да у вас просто ушиб». Его молодой напарник не спешил с выводами и измерил давление. Для мамы оно было очень высоким. Пухлый спросил маму инициалы, но от болевого шока у нее в голове все смешалось, и отвечать пришлось мне. При этом он огляделменя так внимательно и с такой мерзкой усмешкой, что мне захотелось его ударить. Со мной он вообще распоясался и вопросы начал задавать в издевательской манере: «Ну и где ж ваша изба, милейшая»?
После мучительного для меня допроса, пухлый удалился к машине, не помогая маме подняться. Я и санитар довели ее до кареты скорой и усадили. Ехали до травмпункта с ветерком. Особенно по Котельникова.Карету подбрасывало и сотрясало так, что у меня мигом разболелась голова, а мама при очередной встряске вскрикивала от боли. Когда подъехали к травмпункту, пухлый опять не помог маме, наоборот, приказал пошевеливаться. Честное слова, я готова была его убить. В травмпункте почти никого не было, и мама была отправлена на рентген. После рентгена она пошла на консультацию. Пухлый проследовал с...
tracking img