Внешняя Политика Александра 1

  • 17 янв. 2013 г.
  • 8367 Слова
Реформы Александра 1 1801-1825гг..
Из письма Н.М.Карамзина П.А.Вяземскому о царствовании императора Александра1. «…Двадцать пять лет мы, невинные и неподлые, жили мирно, не боясь ни тайной канцелярии, ни Сибири: скажем ему спасибо. Могущество России также при нем не упало. В душе его было что-то ангельское. Если он, как человек, не был лучше всех нас, то и мы вместе нелучше его. Кто умел так прощать и не мстить за личные оскорбления? Любя Россию, желаю, чтобы будущие государи ее уподобились ему в великодушии и во многих прекрасных свойствах».
Александр родился 12декабря 1777г., от второго брака великого князя Павла с Марией Федоровной, принцессой Вюртембергской. Рано, слишком рано бабушка оторвала его от семьи, от матери, чтобы воспитать его в правилахтогдашней философской педагогии, т. е. по законам разума и природы, в принципах разумной и натуральной добродетели. Локк – высший авторитет, «Эмиль» Руссо был тогда привилегированным учебником такой педагогики; оба требовали, чтобы воспитание давало человеку крепкий закал против физических и житейских невзгод. Когда великий князь и следовавший за ним брат Константин стали подрастать, бабушка составилафилософский план их воспитания и подобрала штат воспитателей. Главным наставником, воспитателем политической мысли великих князей был избран полковник Лагарп, швейцарский республиканец, восторженный, хотя и осторожный поклонник отвлеченных идей французской просветительной философии, ходячая и очень говорливая либеральная книжка. Учить великого князя русскому языку и истории, также нравственнойфилософии был приглашен Михаил Никитич Муравьев, весьма образованный человек и очень недурной писатель в либерально – политическом и сантиментально – дидактическом направлении. Наконец, общий надзор за поведением и за здоровьем великих князей был поручен генерал – аншефу графу Н. И. Салтыкову, не блестящему, но типичному вельможе екатерининской школы, который твердо знал одно: как жить при дворе; делал, чтоговорила жена , подписывал, что подавал секретарь. Впрочем, его настоящей партитурой в этом педагогическом оркестре было предохранять великих князей от сквозного ветра и засорения желудка. Преподавание Лагарпа и Муравьева не давало ни точного научного реального знания, ни логической выправки ума, ни даже привычки к умственной работе; оно не вводило в окружающую действительность и не могло еще возбуждатьи направлять серьезную мысль.
С обильным запасом величавых античных образов и самоновейших политических идей вступил Александр в действительную жизнь; она встретила его как-то двусмысленно или двулично: он должен был вращаться между бабушкой и отцом, а это были не только два лица, а даже два мира. Каждую пятницу великий князь отправлялся в Гатчину, чтобы присутствовать на субботнемпараде, на котором он изучал жесткие, бесцеремонные казарменные нравы вместе с казарменным лексиконом; здесь великий князь командовал одним из батальонов, а вечером возвращался в Петербург, в Зимний дворец, где Екатерина проводила свои вечера с избранным обществом. Здесь говорили о самых важных политических делах, вели самые остроумные беседы, шутили, смотрели лучшие французские пьесы и грешные дела облекалив самые опрятные прикрытия. Вращаясь между двумя столь различными дворами, Александр должен был жить на два ума, держать два парадных обличая, кроме третьего – будничного, домашнего. Принужденный говорить, что нравилось другим, он привык скрывать, что думал сам. Скрытность из необходимости превратилась в потребность.
Так воспитывался Александр. Он шел к престолу не особенно гладкой тропой.С пеленок над ним перепробовали немало воспитательных экспериментов: его не вовремя оторвали от матери для опыта натурально-рационалистической педагогии, превратили в преждевременного политика и философа, едва начавшего развиваться студента преобразовали в незрелого семьянина(императрица Екатерина поспешила застраховать сердце своего внука от всех страстей и...
tracking img