Время и пространство в былине

  • 08 сент. 2010 г.
  • 10386 Слова
ВРЕМЯ В БЫЛИНЕ

Исследование временной структуры русского эпоса
В работы, посвященные историческому изучению былины, рождению и складыванию ее тематических узлов, закономерно входит анализ эпохи Киевской Руси, монгольского нашествия, социально-исторической структуры русского средневекового города, торговых и военных взаимоотношений с западными и восточными соседями, и т.д. И здесьнеизбежно затрагивается вопрос о пространстве и времени эпоса в их исторической обусловленности и историческом развитии. Методологически решение этих задач требует аналитического и дифференцированного подхода к былинному материалу, особенно тщательного разграничения разновременных и разнокачественных напластований в тексте богатырского эпоса.
Другое возможное направление, ставящее перед собой гораздо болеескромные задачи, предполагает, напротив, рассмотрение былинных текстов в качестве единого жанрового комплекса и исследует эпические пространственно-временные категории как сложившуюся художественную систему. Этой теме и посвящена настоящая статья.
Возможность анализа всего былинного мира в целом допускается, по нашему мнению, самим материалом. Элементы, подчас разнокачественные и разнохарактерные посвоему происхождению и бытованию, ко времени первых записей былинных текстов уже безусловно сложились в единую художественную систему, до известной степени скрепляемую поздними процессами нивелировки разных областных традиций.
Об этом свидетельствуют как сюжетно-жанровое обособление былины в репертуаре сказителей — с характерной для нее идейно-тематической структурой, со специфическим строемизобразительных средств и художественных приемов, так и явственные признаки эпической циклизации, которая сводит вместе в пределах одних сюжетных узлов разных героев и персонажей.
Былина "путает" героев (наделяя, скажем, Вольгу отчеством Буслаевич), подчас заменяет в определенном сюжете одного персонажа другим (например, Козарина Алешей Поповичем), сталкивает в конфликте или поединке богатырей, обычно невстречающихся в пределах одного текста (Добрыню Никитича и Алешу Поповича, Илью Муромца и Добрыню Никитича, Добрыню Никитича и Дуная), вводит главного героя одной былины в другую в качестве второстепенного персонажа. Разумеется, свобода подобных "введений", "путаниц", "замен" и "столкновений" достаточно ограничена, но общая циклизующая и объединяющая тенденция безусловна.
Это дает возможность говорить о единомсюжетно-поэтическом строе былины и, таким образом, исследовать ее пространственно-временную систему в аспекте именно наиболее общих закономерностей эпического сюжетосложения, универсальность которых здесь чрезвычайно велика.

***
Пространственно-временная система художественного произведения в известном смысле может рассматриваться как фон сюжетного повествования, соотносящий отдельныесюжетные единицы и целые сюжетные образования не только между собой, но и с элементами, лежащими вне данного текста и вне данной системы (вплоть до реального исторического времени и географического пространства) ^.
Вообще роль пространственно-временных систем в фольклоре и мифологии этим, разумеется, не ограничивается. Так, например, пространство и время могут стать объектами описания: в космогоническоммифе повествуется о начале того и другого, об установлении пространственного и временного порядка от некоего ^абсолютного нуля", об организации и устройстве созданного (отделение от земли неба и воды, установлении иерархии миров и т. д.).
Мир, в котором происходит действие эпоса, имеет особое строение; эпический сюжет развивается в своеобразной пространственно-временной системе, причем сходныесобытия протекают в одинаковых условиях. В этом смысле эпические пространственно-временные отношения до известной степени оказываются подобны "осям координат" для некоторых сюжетных элементов.
Отсюда следует различать два взаимосвязанных и взаимообусловленных аспекта исследования. Первый — воссоздание былинной "топографической" и временной структуры...
tracking img