Искусство

  • 10 сент. 2015 г.
  • 337 Слова
Я тот тип девушек, которые молчат в больших компаниях или рядом с людьми, которых я не знаю: вы можете увидеть меня настоящую, только если мы близки. Я много улыбаюсь и смеюсь, особенно в самоенеподходящее время. Я — безнадежный романтик. Я спотыкаюсь о воздух, когда поднимаюсь по лестнице, и когда люди ставят мне подножки. Меня очень сложно обидеть, но зато легко заставить меня почувствовать себяотвратительно. Я ненавижу рассказывать людям о своих проблемах; они не обязаны обо мне волноваться. Я — единственная, кто слушает о проблемах других людей. Я полагаю, людей нельзя осуждать, пока не узнаешьих поближе, но всё же, я самая поступаю точно так же. Мне больше нравится думать, чем говорить. Я странная, неуклюжая, стеснительная, чудная... я такая. Можешь принять это, а можешь уйти.Хейзел Грейсумерла через год после смерти Огастуса.
Ее сердце перестало биться, но она до последнего любила Огастуса Уотерса.
На похоронах были только самые близкие. Еще там был Питер ван Хутен, он опять пил. Питерподошел к гробу и положил конверт, в котором был написан сиквел специально для Хейзел. Жаль, что она не сможет его прочесть.
Хейзел хоронили в маленьком черном платье. Она улыбалась, потому что знала: онаскоро встретится с любимым. И они будут вместе навсегда.
Отец больше никогда не плакал. Мама получила магистерский диплом по социальной работе. Как и говорила Хейзел, она стала замечательнымПатриком. И каждый раз, когда мама просила кого-нибудь поделиться своими чувствами, она представляла, что Хейзел шумно вздыхает в раю.
Через 4 года у родителей родилась девочка. Ее назвали Анной. Она была похожа наХейзел. Девочка росла здоровой и счастливой. Ей рассказывали про Хейзел, но Анна очень жалела, что не знала сестру лично. Каждый раз, когда девочка перечитывала книгу "Царский недуг", онапредставляла, что Хейзел сидит рядом с ней и обнимает ее.
На стене, буквально в самом сердце Иисуса, повесили табличку - "Здесь началась история любви Хейзел Грейс и Огастуса...
tracking img