Кавказ и Л.Н. Толстой

  • 28 февр. 2010 г.
  • 1728 Слова
Лев Толстой на Кавказе. После медицинского освидетельствования на годность к военной службе Толстой в начале 1852 года был зачислен юнкером в армию и сразу принял участие в вооруженной операции против враждебно настроенных чеченцев.
Он сражался отважно и был представлен к награде, которую, впрочем, не получил из-за каких-то неувязок в документах. Судя по его дневниковым записям и письмам,которые он регулярно отправлял "тетушке" Татьяне, его новые обстоятельства отнюдь не способствовали его нравственному совершенствованию. Если Толстой как человек любил жизнь с непосредственностью язычника, то есть вне каких-либо моральных категорий, то его внутренний вопрошающий и ищущий двойник все настойчивее требовал — даже в этот период его жизни — смысла жизни, посредством которого он мог быпринять и оправдать не только свое собственное существование, но и любое бытие вообще. Жизнь и смысл жизни! Здесь мы касаемся внутренней диалектики всего развития Толстого. Если жизненное чувство со всеми своими "скотскими инстинктами" зачастую проявлялось в нем стихийно и, так сказать, по ту сторону Добра и Зла, то его вопрос о смысле жизни всегда имел нравственную подоплеку: что нужно делать, какпоступать, чтобы жить правильно? Эта внутренняя двойственность заявляла о себе тем сильнее, что он отдавал себе отчет в своем художническом гении.
В январе 1851 года, еще в Москве, Толстой упомянул о своем намерении написать историю своего детства. Он написал ее, находясь на Кавказе, и в июле 1852 года отправил поэту Некрасову как одному из двух издателей ведущего ежемесячного журнала "Современник".Некрасов принял повесть без колебаний и напечатал ее под заглавием Детство в сентябрьском номере журнала. Повесть вышла под инициалами Л, Н. и привлекла к себе внимание широкой публики.
Еще во время отпуска, в феврале 1854 года, Толстой получил распоряжение о своем переводе в Дунайскую армию, которая в то время стояла в Бухаресте и ждала отправки в Крым. В Бухаресте его обступили все прежние соблазны, ион снова не смог им противостоять. Загулы сменялись угрызениями совести, но это почти не меняло дела. Толстой, отныне младший лейтенант, был направлен в Кишинев. Здесь он планировал при поддержке ряда других офицеров издавать военный журнал. С его стороны это было весьма патриотичное намерение, ибо целью журнала было ни больше ни меньше как пробуждать чувство любви к императору и отечеству". Несмотряна это, идее с журналом воспротивился сам император. Вскоре после этого Толстой приехал в Крым, где война была в самом разгаре. После кратковременного пребывания в Симферополе он был откомандирован со своей батареей в Севастополь, чтобы принять участие в его обороне. Ему даже довелось сражаться на знаменитом 4-м бастионе, подвергавшемся особенно яростному обстрелу со стороны противника. Толстой,в этот период истинный патриот, смело глядел в лицо любой опасности. Он обрел определенную репутацию как предполагаемый автор сатирической песенки против начальства, которую с видимым воодушевлением распевали солдаты. Несмотря на непрекращающиеся обстрелы, Толстому удалось закончить первый из трех своих знаменитых очерков о войне Севастополь в декабре месяце*. Правда, с середины мая и до концакампании он находился на более безопасной позиции примерно в тридцати километрах от Севастополя, однако регулярно посещал осажденный город. 27 августа 1855 года он стал очевидцем захвата Малахова кургана французами, после чего дальнейшая защита порта теряла всякий смысл. Примерно две недели спустя Толстой признался в своем дневнике, что плакал, увидев город в огне, французский флаг и французского генералана русском бастионе.
Еще до окончания кампании Толстой закончил два других военных рассказа: Севастополь в мае и Севастополь в августе 1855 года. Несмотря на свои непритязательные названия, эти рассказы были новым и по-своему неповторимым словом в описании войны и прославили имя автора на всю страну, причем как раз в тот момент, когда он сам окончательно решил стать...
tracking img