Казахская интеллегенция

  • 03 окт. 2011 г.
  • 5118 Слова
Судьба казахской интеллегенции

Проблему взаимоотношений власти и интеллигенции пережили все страны мира. Свидетельством тому является судьба Сократа, Галилея, Улугбека, Абая, Магжана, Мухтара.

Сегодня мы строим новый суверенный Казахстан. Выполнение этой задачи без возрождения интеллигенции невозможно. Потому ныне вопрос об интеллигенции приобретает особую актуальность. Это вопрос о ролинауки и культуры, о роли интеллектуального, сознательного фактора в ходе строительства правового государства, о развитии духовности, о повышении социальной активности и ответственности каждого человека. Вопрос о повышении политической, идеологической, эмоциональной культуры. С этих позиций совершенно необходимо посмотреть на некоторые явления, имевшие место в формировании и развитии казахскойинтеллигенции, о ее судьбе, роли и назначении в обществе.
По устоявшемуся в обществоведении мнению—студенчество в социальной структуре общества составляет прединтеллигенцию, и тем самым примыкает к интеллигенции. В связи с этим небезынтересным для них является обсуждение вопроса о том, что же такое интеллигентность? Характеристика ума, поведения, воспитания? Или, может, нечто врожденное?
Ныне проблемаинтеллигенции продолжает оставаться ключевой в отечественной истории. Единства взглядов по данному сложному социальному феномену среди ученых не достигнуто. С одной стороны, есть люди, усомнившиеся в самом факте существования интеллигенции1. С другой — имеется огромное количество определений этого понятия. По концептуальным признакам они включают в себя несколько совершенно разных подходов к проблеме.

Первая группаисследователей традиционно определила интеллигенцию как социальную общность, имеющую соответствующий образовательно-квалификационный уровень и занятую, преимущественно, умственным трудом. Но жизнь не стоит на месте. Новейшие достижения науки и техники, внедрение прогрессивных технологий вызвали интеллектуализацию производства, ускорили стирание граней между умственным и физическим трудом. Появилисьрабочие профессии, где умственный труд уже превалирует над физическим. Поэтому можно считать, что выводы этих исследователей перестали соответствовать практике.
Суть другой концепции заключается в том, что ее авторы за главное берут не характер труда интеллигенции, а ее функциональное назначение. Интеллигенция, считают они, отличается от других социальных групп и общностей только тем, что она управляетлюдьми и ответственна за совершенствование важнейших компонентов общественных сфер.
Есть еще одна позиция, по сути, объединяющая ранее изложенные определения и дополняющая их новым элементом, а точнее, творческим началом в деятельности интеллигенции. Главным и определяющим в пред­назначении, сути и социальной практике интеллигенции, — считают сторонники этой концепции, — была и есть эвристическаянаправленность. В их труде гармонично сочетаются традиции новаторства, причем творческое начало является главным. Благодаря этому она способна плодотворно развивать интеллектуальный потенциал общества и находиться у истоков нового витка социального прогресса. Эвристичность как сущность и черта интеллигенции объективно предопределяет уровень знаний, профессионально-квалификационной подготовки, а такжефункциональные обязанности.

Отдавая должное проделанной исследователями работе ни сколько не умаляя их вклад, считаем, что определение интеллигенции по образовательному признаку, по характеру, содержанию труда и творческому потенциалу недостаточно для полного раскрытия ее природы.

Некоторые интеллигенты рабочему человеку великодушно разрешают варить сталь, крестьянину — растить хлеб, а себе оставляют «право» насерые фильмы, малоинтересные книги, скучные спектакли. Разве таких людей можно назвать интеллигентами?3- Задавая подобный вопрос, один из авторов в защиту своих взглядов приводит высказывание Клима Самгина, персонажа произведения М.Горького. Тот утверждает, что в России «есть категория людей, которых не мог создать даже высококультурный...
tracking img