Кефир

  • 03 марта 2011 г.
  • 1532 Слова
Из всех существующих на свете кисломолочных продуктов для нас важнейшим является кефир. Аналогов ему на Западе нет: разрекламированный йогурт иначе создается, проще составом и благосклонней к химии, которой напичкан под самую крышечку. Тогда как кефир – живой продукт. Рожденный на Кавказе, он отличается независимым горским характером. Ни одной лаборатории не удалось изготовить его искусственныйаналог. Да что там говорить, ни одной лаборатории не удалось понять, каким образом кефир явился на свет божий. Кавказская пленница Квасить на Руси умели всегда. И в прямом смысле – тоже. Да чего там уметь: оставь некипяченое молоко в теплом месте на несколько дней, и оно скиснет благодаря микроорганизмам, которых в воздухе пруд пруди. Добавляй потом эту закваску в свежий продукт – и он станет скисатьеще больше, еще лучше. Но это вовсе не будет кефир. Кефира на Руси не знали вплоть до периода кавказских войн. Простоквашу знали, сметану знали – а кефира не ведали. Хотя сведения о том, что у диких горских народов имеется некое схожее с кислым молоком средство, которое лечит массу болячек, просачивались. Начиная с 1817 года все, кому доводилось воевать на Кавказе и удалось вернуться живым,рассказывали про уникальный бодрящий напиток, который хорош для возвращения сил раненым, незаменим с похмелья, является секретом долголетия кавказцев – да и вообще очень приятен на вкус. Однако каким способом получают его горцы, оставалось неизвестным. Неудивительно: мусульмане считали, что это дар пророка, только им адресованный, и разбазаривать его – преступление. Желтовато-золотые горошины величиной слесной орех (сухой кефирный грибок) они называли «пшеном пророка», «зернами Магомета», передавали по наследству и даже между собой торг ими вели неохотно: вдруг всевышний рассердится. Что уж говорить об иноверцах! Особенно страстно хотели получить кефир русские медики: военные коллеги рассказывали, что напиток творит чудеса при массе кишечных заболеваний, которые в любом походе являются подлинным бичом.А еще он хорош при туберкулезе и золотухе! Дошло до того, что Всероссийское общество врачей обратилось с просьбой к известному в те времена хозяину московской молочно-гастрономической фирмы Николаю Бландову – наладить в Москве производство кефира. Спрос они гарантировали. Причем на официальном уровне: Боткинская больница обещала контракт на регулярные поставки. И тогда Бландов решил отправить наКавказ разведчика – 20-летнюю Ирину Сахарову. На дворе уже стоял 1908 год, время девушек-эмансипе, и Ирина являлась яркой их представительницей: независимая, образованная, она с блестящими результатами окончила женскую школу молочного хозяйства и даже создала свой рецепт сливочного масла, удостоенный золотой медали на выставке в Париже. Конечно, пулемет «Максим» произвел бы на горцев большеевпечатление, чем Ирочкин аттестат. Однако нельзя сказать, чтобы девушка явилась к ним совсем без защиты. Во-первых, ее сопровождал управляющий кисловодскими сыроварнями Бландова – Васильев. Ну а во-вторых, в безопасности ее был сильно заинтересован карачаевский князь Бекмырза Байчоров, он же – крупный поставщик мясных и молочных продуктов в Кисловодск. Гостей он принял шикарно: джигиты плясали, казаны кипели,пиршество не кончалось. И так целый месяц, в ходе которого было переговорено обо всем. Кроме кефира. Сахарова и Васильев даже выезжали в аулы в надежде приобрести кефирный грибок у горцев – тщетно. И через месяц гости, полные досады, распрощались с князем и направились обратно в Кисловодск. Но по дороге путников настигли пять всадников с лицами, закрытыми тряпками. Один из них схватил Ирину, перекинул через седло– и кавалькада умчала в горы. Очнулась наша эман-сипе в незнакомой сакле, а вскоре через порог переступил Бекмырза Байчоров. Кефирный магнат каялся, что поступил по древнему обычаю – украл себе невесту. И предлагал Ирине руку и сердце. Дальше началась известная ситуация – «Или я ее веду под венец, или она меня – к прокурору». Сахарова руки князя не хотела, она...
tracking img