Концепт счастья

  • 07 апр. 2012 г.
  • 34192 Слова
Воркачев С.Г. Концепт счастья в русском языковом сознании: опыт лингвокультурологического анализа. Краснодар, 2002.142 с.
В монографии обобщаются лингвистические взгляды на концепт как на ментальное образование, отмеченное этнокультурной спецификой и находящее языковое выражение. На материале русского языка исследуются понятийная, метафорически-образная и значимостная составляющиесемантики концепта "счастье", а также описывается функционирование его семантического дублета "блаженство" в религиозном и поэтическом дискурсах.

Оглавление



Введение 3
Глава 1. Концепт как лингвокультурологическая категория 8
1.1 Концепт - понятие 11
1.2 Концепт-представление 17
1.1.3 Концепт - значение / смысл 21
1.4 Выводы 33
Глава 2. Концепт счастья в этической парадигме 35
2.1 Фелицитарныеконцепции 42
2.1.1 Аккумулятивные 43
2.1.2 Коэффициентные 49
2.1.3 Операторные 53
2.2 Выводы 55
Глава 3. Счастье в концептосфере русского языка 57
3.1 Понятийная составляющая 57
3.1.1 Поэтический дискурс 61
3.1.2 Паремиология 70
3.1.3 Опрос информантов 75
3.2 Образная составляющая 86
3.3 Значимостная составляющая 92
3.3 Выводы 104
Глава 4. Блаженство как семантический дублет счастья 107
4.1Блаженство в религиозном дискурсе 108
4.2 Блаженство в поэтическом дискурсе 125
4.3 Выводы 131
Заключение 133
Список литературы 136




Введение



Язык во все времена оставался наиболее яркой идентифицирующей характеристикой этноса. Еще Пифагор "для познания нравов какого ни есть народа" советовал прежде всего изучить его язык. Столь же неоспорима связь языка с культурой,орудием и ипостасью которой он является (Толстой 1997: 312) или же, в более сильной гностической формулировке, отраженной в Евангелии от Иоанна, он несет в себе источник всего сущего ("В начале было слово…"), в том числе и самого человека. Тем не менее, макролингвистическая проблематика (язык vs общество / культура / личность), интерес к которой достиг своего апогея в трудах В. фон Гумбольдта, Г.Штейнталя, К. Фосслера и А.А. Потебни, в первой половине ХХ века была оттеснена на второй план достижениями структурализма, ограничивавшегося исследованием языка "в себе и для себя". Однако уже с конца прошлого века в рамках изменения научной парадигмы гуманитарного знания маятник начинает двигаться в обратную сторону, и на место господствующей сциентистской, системно-структурной и статической парадигме приходитпарадигма антропоцентрическая, функциональная, когнитивная и динамическая, возвратившая человеку статус "меры всех вещей" и вернувшая его в центр мироздания. На новом витке спирали познания фокус исследовательского внимания закономерно смещается с изученного уже центра на проблемную периферию и закрепляется на стыке областей научного знания: возникают этнопсихология, психолингвистика, когнитивнаяпсихология, социолингвистика, когнитивная лингвистика, этнолингвистика, внутри которых процесс междисциплинарного синтеза и симбиоза продолжается, приводя к вычленению, например, внутри последней этнопсихолингвистики, этносемантики и даже этнофразеологии.
Лингвокультурология - на сегодняшний день, пожалуй, самое молодое ответвление этнолингвистики (см.: Телия 1996: 217) или же, если воспользоваться"химической" метафорой, это новейшее молекулярное соединение в границах последней, отличное от всех прочих своим "атомарным составом" и валентностными связями: соотношением "долей" лингвистики и культурологии и их иерархией (см.: Снитко 1999: 8). В задачи этой научной дисциплины входит изучение и описание взаимоотношений языка и культуры, языка и этноса, языка и народного менталитета (см: Телия 1996:216-217; Маслова 1997: 4-6; Маслова 2001: 28), она создана, по прогнозу Эмиля Бенвениста, "на основе триады - язык, культура, человеческая личность" (Бенвенист 1974: 45) и представляет лингвокультуру как линзу, через которую исследователь может увидеть материальную и духовную самобытность этноса - Folksgeist В. фон Гумбольдта и Г. Штейнталя.
Зрелость...
tracking img