Поведение

  • 06 февр. 2012 г.
  • 1647 Слова
Исповедь героя

Здравствуй, читатель. Прочтешь ты это, не прочтешь, узнаешь что-то новое – мне плевать. Пишу не для тебя, а для себя. Как сказал бы кто-нибудь бородатый и умный – изливаю яд своей души на чистую бумагу. Ну а тебе, стало быть, этот яд пить. Что ж. Познакомимся: капрал Спейнфилд, Экспедиция Отважных. Точнее, через неделю после прекращения ее существования. Что? Нерасформирована? Тебе-то, разумеется, лучше видеть, из твоего теплого дома. Она разлетелась, как ворох бумажек на ветру. Как только нам объявили, что импова Плеть побеждена и все желающие могут вернуться домой, все ломанулись на корабли. Да, читатель, и я тоже. В гробу я видел эти промерзшие и провонявшие трупами фьорды и леса. Зачем вообще пошел в эту экспедицию? Чтобы ты, друг, мог спать спокойно. Потому что кто-то должензащитить нашу землю от нечисти. Потому что надбавка к жалованию – пять серебряных в неделю. Нам, пехотному мясу, больше и не надо. Мы и за горячий ужин кого хочешь на куски разорвем и любую крепость заштурмуем. Но я отвлекся.

Выкинули нас, значит, в Штормграде – катитесь куда хотите, только поскорее. Оно понятно – кому охота, чтобы нас все видели – вот эти грязные, обросшие, неграмотные людивас от Мирового Зла защищают? Толпе нужны ухоженные, откормленные герои. А мы, пехтура, отработали свой ресурс – и здравствуй, канава. И слава Свету, если руки-ноги на месте – еще можешь выбраться из грязи, начать жить, работать. А если тебе что отхватили? На этот случай я всегда в кармане имел одну травку чудодейственную. Прожуешь хорошенько – и без мучений перекинулся. А если нет такой или какойиз своих дурак нашелся и с поля боя тебя вынес, то право, хуже и быть не может. Калека - никто, и всю оставшуюся жизнь тебе подаяние просить в темных переулочках. Королевству ты больше не нужен.

Там-то совсем другое дело – кто-то же должен находиться на острие копья? Вот и толкуют про Героического Солдата, Долг Чести и Неминуемое Поражение Зла. Засунул бы ты свои слова себе же в зад, лордФордрагон. Знаем, что на самом деле вам надо – опять где-то ваша элита обделалась, а нас на прорыв кинут. Оно и понятно – элиту-то сохранить надо, а то кому же ордена и медали получать? Зато потом отведут нас, а эти недоноски входят в открытые ворота и улыбаются тебе оттуда, читатель. Что? Ты хоть раз сражался с трупами? Из таких боев с улыбкой не выходят, друг, это тебе кто-то наврал. Доводилось мневыносить одного такого из боя. Штормградский курсант. Лейтенантик, весь в акселях, золотом блестит. За ногу его тяпнули. Оооо, только не плачь! Это война, сынок! Сбросил я его в лагере, нате вам, чините. А фляжку твою я уж заберу, не обессудь. Все равно в больничке она тебе ни к чему, а моя прохудилась уже. И бегом обратно, на передовую. После боя разыскал я его, как ты там и все такое. Что бы вы думали,поганец этот не только не проставляется, но и выкатывается по поводу фляги своей! И парадная какая-то, и вино дорогое было. А я, читатель, понюхал – тащит духами какими-то, ровно от ведра со шлюхами. Ну и вылил от греха подальше. Налил я туда нашего, солдатского самогона. Если же кто говорит, что воевали пьяные – плюнь ему в рожу. На войне пьют, чтобы заразу всякую сгубить. «Красные глаза нежелтеют» - говорят наши целители. О чем это я? Короче, заклялся я этих элитников таскать. Парни вообще подметили: чем больше блестяшек да висюлек, тем меньше мозгов. И к каждому это относится, не только к солдатикам, читатель! Лейтенанты эти, из академий – один дурее другого. Кто ж прет на мертвяков в лоб? Посылали, и не раз. В ущелье-ящик без разведки и бокового охранения не желаете? Было, было. Аотставшие и к импам сожранные вурдалаками обозы вам как? Кушано достаточно. Слава Свету, был у нас капитан толковый, Железная Борода, мир праху его. Он хоть и дворф, но мы ему как отцу своему верили. Умел он и дурацкие приказы умными подменить, и начальство довольным оставить. Как получалось, ума не приложу! Уж он-то точно с орками и разговаривать бы не стал. Как говорится...
tracking img