Политика военного коммунизма

  • 09 апр. 2012 г.
  • 4244 Слова
gПлан:
1. Содержание политики «военного коммунизма», ее последствия;
2. Сущность и цели новой экономической политики (НЭПа), ее итоги;
3. Объективная необходимость индустриализации страны;
4. Сплошная коллективизация сельского хозяйства, ее итоги и последствия.

Большевики, несмотря на все изломы, просчеты и провалы в своей политике, все же сумели одержать победу. Одной из основных причинзавершения гражданской войны в пользу Советской власти были энергичные и последовательные действия правящей партии по строительству новой государственности. Создав мощный, разветвленный и централизованный государственный аппарат, большевики умело им пользовались для мобилизации экономических и людских ресурсов на нужды фронта, для достижения хрупкой и относительной, но все, же стабильности в тылу.Белое движение, напротив, полностью включившись в боевые действия, мало пре­успело в формировании механизма собственной власти. А. Деникин говорил, что ни одно из антибольшевистских прави­тельств «не сумело создать гибкий и сильный аппарат, могущий стремительно и быстро настигать, принуждать, действовать. Большевики тоже не стали национальным явлением, но бесконечно опережали нас в темпе своихдействий, в энергии, подвижности и способности принуждать. Мы с нашими старыми приемами, старой психологией, старыми пороками военной и гражданской бюрократии, с петровской табелью о рангах не поспевали за ними...» Характеристика в целом верная. В одном нельзя согласиться с Деникиным, что большевики, как и белые «не захватили народной души». Напротив, миллионы россиян с энтузиазмом восприняли идеи социальнойсправедливости, ниспровержения власти господ и создания государства для трудящихся. Лозунги, под которыми шла революция, были для них близки, понятны и желанны. Энергичная организаторская, пропагандистская и идеологическая работа большевиков в массах подтвердила известную истину, что в политической, а тем более в военной борьбе мало иметь светлые и высокие идеи: необходимо, чтобы эти идеи стали достояниеммиллионов людей, организованных и готовых идти за них в бой. «Ради защиты революции, - справедливо пишет итальянский историк Д. Боффа, — провозгласившей великие и простые лозунги, народные массы вынесли неслыханные мучения и проявили подлинный героизм». Действительно, сотни тысяч, а к концу гражданской войны миллионы красноармейцев шли в бой не только за «красноармейский паек» или под страхом«де­цимации» и пулеметов заградотрядов, но и влекомые перспективами новой жизни, свободной от эксплуатации имущих классов, основанной на принципах равенства, справедливости, на идеях, перекликавшихся с христианскими заповедями, веками, проповедовавшимися Русской Православной Церковью.
Большевики смогли убедить огромные массы людей в том, что они являются единственными защитниками национальной независимостиРоссии, и это сыграло решающую роль в их победе над Белым движением. Об этом с горечью говорили и писали современники событий, причем различной политической ориентации. Так, один из идеологов «сменовеховства» Н. Устрялов писал, что «противобольшевистское движение... слишком свя­зало себя с иностранными элементами и потому окружило боль­шевизм известным национальным ореолом, по существу чуждым егоприроде». Великий князь Александр Михайлович (двоюродный дядя Николая 11), отвергавший сменовеховство, монархист по происхождению и по убеждениям, отмечал в своих мемуарах, что вожди Белого движения, «делая вид, что они не замечают интриг союзников», сами довели дело до того, что «на страже русских национальных интересов стоял никто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянныхвыступ­лениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи...». Истории было угодно распорядиться так, что большевики безразличные к идее единой России, по сути, не дали стране распасться. Известный политик В. Шульгин полагал, что знамя единства России большевики подняли, неосознанно подчинившись «Белой мысли», которая, «прокравшись через фронт,...
tracking img