Проблема сознания в философии

  • 03 янв. 2010 г.
  • 1048 Слова
3. Противоречивое единство языка и мышления.
Мышление – форма практического и теоретического освоения (познания) действительности. Язык – знаковая система (система слов), служащая средством мышления, выражения вовне его мышления, а также средством человеческого общения на самых различных уровнях. Это мышление отдельного человека, хранение и передача информации от поколения к поколению. Языктесно связан с сознанием, является его смысловым организующим каркасом.
Известно, что мы исходим чаще всего в своей жизни из представления о сознании как некоей уже существующей «норме». И если эта норма нарушена (в процессе ли социализации, в результате болезни и пр.), то пытаемся ее «выровнить» или восстановить путем воспитания, правового или медицинского вмешательства, критики и т.д. Однако, хотяв подавляющем большинстве люди и обладают «нормой» сознания, это не значит, что оно существует лишь в своем предметном выражении, на уровне некоего локализуемого объекта. Иначе трудно было бы объяснить, например, желание философа понять сознание как таковое (на уровне рефлексии) или, скажем, попытки современных лингвистов ввести в свой аппарат исследования так называемый первичный метаязыкописания сознания и т.д.
Именно это обстоятельство делает безусловно проблему сознания особенно сложной и трудной как для исследования, так и для понимания.
3.1. Сознание и мозг.
Рассмотрим сознание с позиций естественнонаучного знания в связи с изучением человеческого мозга.
Академик Н. П. Бехтерева (Ленинград). Самое удивительное в мозге – это его способность, конечно, обеспечивать наше мышление.Член – корреспондент АМН СССР В. И . Медведев (Ленинград). Нейрофизиологические процессы, лежащие в основе сознания, можно разделить условно на три группы: неспецифические, формальные и содержательные. Неспецифические обеспечивают энергетику сознания, взаимодействие нейронных ансамблей на уровне формирования межнейронных коммуникаций. Формальные контролируют «логику» сознания и время егоразвертки в определенных (локализуемых) участках мозга. Содержательные «хранят» смыслы (причем не обязательно вербализуемые), которые вкладываются в понятия в момент работы сознания.
Итак, как показывают экспериментальные исследования, проблема взаимосвязи сознания и мозга имеет в современной нейробиологии, помимо научного, и чисто философский аспект. А именно, как выразился по этому поводу известныйнейрофизиолог Д. Хьюбел: способен ли все же мозг понять сам мозг в процессе исследования? «Что я такое – гигантский компьютер, или какая – либо иная гигантская машина, или же нечто большее?»
В. М. Сергеев. Следует отличать функциональную структуру сознания от материального субстрата, на котором она реализуется .если материальный субстрат изучается нейрофизиологией и смежными с ней дисциплинами, тофункциональной структурой занимаются гуманитарные науки, включая кибернетику. То есть мы оказываемся здесь уже не перед тайной природы, каковой является человеческий мозг, а перед чудом произведенного самим этим мозгом (будь то структурообразующие элементы и формы, лежащие в основе развития языка, искусства, человеческого действия и т.д.), что становится предметом исследования в психологии, лингвистике,семиотике. То есть во всех тех наука, которые интересует знаково-символическая природа сознания.
3.2. Язык и сознание.
Изучение физиологических основ человеческой деятельности и сознания неизбежно приводит к проблеме порождения смыслов. Или, другими словами, к проблеме происхождения языка как носителя сознания.
С. А. Старостин. Хотя между языком и сознанием существует очевидная связь и на историюязыка смотрят обычно как на историю развития сознания, определить последнее через язык практически невозможно. Скорее наоборот, лишь «обладая сознанием», мы можем заниматься изучением и определением языка, пытаясь, например, с одной стороны, ответить на вопрос о его полигенезе или моногенезе (специалисты склоняются в пользу моногенеза), о времени его появления...
tracking img