Проблемы приватизации в России и ее социально-экономические последствия

  • 28 сент. 2010 г.
  • 4096 Слова
II Проблемы приватизации в России и ее социально-экономические последствия.

2.1 Общие последствия приватизации.

Преимущественный доступ менеджеров к приобретению акций снизил стимулы аутсайдеров к инвестированию в предприятия и одновременно повысил стимулы менеджеров к торможению всяких структурных изменений, то есть к блокированию промышленного реструктурирования. Контроль инсайдеровобусловил немногочисленность случаев реструктурирования внутри фирмы, как это и предсказывалось экономической теорией. Некоторые ваучерные аукционы были проведены обманным путем. ВАЗ самостоятельно организовывал аукцион по продаже своих акций, “Газпром” позволил участвовать в аукционе только индивидуальным инвесторам, исключив тем самым зарубежных инвесторов и профессиональных игроков, генеральномудиректору ГАЗа удалось скупить большую часть акций, используя дешевый кредит от правительства, и т. д. Цена акций на аукционах была сильно занижена. В большинстве приватизированных фирм ваучер конвертировался в акции на сумму 20 долл., так что совокупная стоимость российской промышленности составила менее 12 млрд долл., а это меньше капитализации одной американской крупной фирмы.
Можно былобы признать правильной следующую оценку: “приватизации сопутствовал определенный успех, потому что инсайдеры получили щедрое вознаграждение “. Однако массовая приватизация была проведена ради нее самой, так как она велась к передаче контроля от менеджеров государственных предприятий … к менеджерам! Переход высокой доли активов в собственность инсайдеров рассматривался в качестве неизбежногорезультата массовой приватизации. И вовсе неудивительным стало открытие того, что “предприятия различных типов (государственные, частные, иные) ведут себя сходным образом”.
В конечном счете летом 1994 г. массовая приватизация казалась оптимальным методом лишения государства собственности ее скорости и простоты, хотя значительная часть государственных активов осталась ею не затронутой. Во многих вновьсозданных АО местные власти ( и местные фонды имущества) получили крупные – до 20% - пакеты акций, позволяющие осуществлять контроль. Собственность приватизированных предприятий сконцентрировалось в руках их прежних фактических владельцев (менеджеров), а те предприятия, которые представляли собой особую ценность, были возвращены под контроль государства для последующей продажи или передачи особымгруппам (например, новой российской финансовой элите). Иногда государство сохраняло за собой “золотую” акцию и тем самым контроль за приватизированным предприятием. Аутсайдеры и иностранные инвесторы фактически были отстранены от участия в первых этапах приватизации.
“Малая” приватизация в сфере торговли, услуг и малых предприятий, состоявшаяся в момент начала массовой приватизации, непредставляла собой особой проблемы. Основные искажения в ее ходе свелись к использованию личных связей и знакомств для получения преимуществ на аукционных продажах. “Малая” приватизация привлекла к себе значительно меньше внимания, чем спонтанная, в ходе которой представители номенклатуры и комсомола выводили активы с государственных предприятий, превращая их тем самым в частную собственность.Продажа активов небольших предприятий на аукционах или с помощью тендеров лучше всего соответствует допущениям, на которых основывается теорема Коуза.
В действительности аукционы не были основным методом “малой” приватизации. Практика заключения договоров аренды с правом выкупа была распространена значительно шире. В этом варианте аутсайдеры были лишены возможности участвовать в приватизации, поэтомунеудивительно, что в 70% случаев малые предприятия выкупались их работниками. Таким образом, даже “малая” приватизация не вполне укладывается в концепцию Коуза. По данным Комитета по антимонопольной политике, на локальных рынках после приватизации доминировали те же самые структуры, что и до приватизации. Эти торговые монополии, став частными, по-прежнему пользовались поддержкой...
tracking img