Реализм Макиавелли

  • 24 сент. 2011 г.
  • 4114 Слова
2. Реальность Макиавелли

Вот что пишет Спиноза по поводу идей Макиавелли: «Что касается средств, какими должен пользоваться князь, руководящий исключительно страстью к господству, чтобы упрочить и сохранить власть, то на них подробно останавливается проницательнейший Макиавелли; с какой, однако, целью он это сделал, представляется не совсем ясным. Но если эта цель была благой, как и следуетожидать от мудрого мужа, она заключалась, по-видимому, в том, чтобы показать сколь неблагоразумно поступают многие, стремясь устранить тирана, в то время как не могут быть устранены причины, вследствие которых князь превращается в тирана, но, наоборот, тем более усиливается, чем большая причина страха представляется князю». «И что меня ещё более укрепляет в моем мнении об этом благоразумнейшем муже,так это то, что он, как известно, стоял за свободу и дал неоценимые советы также для её укрепления»( Б. Спиноза. Избранные произведения, том II. М., 1957 г., с.313.). Спиноза делает своё заключение исходя из ситуации в Европе XVI века, указывает на объективность суждений Макиавелли с позиции его современности. Взгляды Макиавелли разделяет и Гегель, во многом соглашаясь с великим флорентинцем.«Вряд ли можно сомневаться в том, что человек, чьи слова полны такой подлинной значимости, не способен ни на подлость, ни на легкомыслие. Между тем уже само имя Макиавелли носит, по мнению большинства, печать отверженности, а макиавеллизм отождествляется обычно с гнусными принципами. Даже цель Макиавелли – поднять Италию до уровня государства – слепо отвергается теми, кто видит в творении Макиавеллилишь призыв к тирании, зеркало в золотой оправе для тщеславного поработителя. Если же эта цель принимается, то объявляются отвратительными предлагаемые им средства. Между тем здесь не может быть и речи о выборе средств: Гангренозные члены нельзя лечить розовой водой. Состояние, при котором яд, убийство из-за угла стали обычным оружием, не может быть устранено мягкими мерами противодействия. Жизнь награни тления может быть преобразована насильственными действиями»( Гегель. Политические произведения. М., «Наука», 1978 г., с. 151 – 152.).
Гегель полностью оправдывает выставленный Макиавелли принцип объединения раздробленной, рассеянной, ограбленной, опустошенной и униженной Италии в единое, мощное государство. С точки зрения этого принципа государственности действия «Государя» предстают всовершенно ином свете. То, что отвратительно в качестве поступка одного частного лица по отношению к другому, одного государства по отношению к другому государству или другому частному лицу, становится заслуженной карой. Ибо содействие анархии является единственным преступлением против государства, поскольку оно включает в себя все остальные государственные преступления. У государства нет болеевысокого долга, чем уничтожить всеми имеющимися у него средствами всех, кто угрожает безопасности и самому существованию государства. Выполнение этого высокого долга – уже не средство, замечает Гегель, а кара, и кара справедливая.
Продолжая свои рассуждения о том, каким надлежит быть государю, Макиавелли обращает внимание на то, как следует государю обращаться с подданными и друзьями.
Как и в другихслучаях, Макиавелли не боится того, что его мнения будут резко отличаться от общепринятых. Последовательно придерживаясь своей позиции политического реализма, Макиавелли отбрасывает прочь бытовавшее в истории и в его время измышления относительно республик, княжеств и государей и стремится исследовать то, что существует на самом деле, в действительности, а не в воображении того или другого человека.Макиавелли отдает себе отчет в том, что имеется большое различие между тем, что существует в жизни, и тем, что должно быть. «Ибо расстояние между тем, как живут люди, и как должны бы жить столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет,...
tracking img