Религиоведение в россии

  • 10 окт. 2012 г.
  • 4507 Слова
Размышляя о религиоведении в России небесполезно задаться парой простых и вместе с тем озадачивающих вопросов: существовало ли то, что следует называть религиоведением, в истории отечественной науки, и является ли религиоведением то, что существует в нашей стране под этим названием ныне?
Скорее всего, что первой реакцией на эти вопросы у многих людей, профессионально причастных в России кнаукам, изучающим религию, будет недоумение (разве допустимо-де сомневаться по такому поводу) и убежденный ответ: конечно - "да" и "да", и не иначе. И такое оптимистическое убеждение по-своему обосновано: ведь известно столько заслуженных имен и значительных работ, что лишь одно их перечисление как бы демонстрирует мощную традицию российского религиоведения.
Действительно, глянув в глубь времен, можно,при желании, узреть истоки отечественного религиоведения уже в трудах В. Н. Татищева и М. В. Ломоносова, Д. С. Аничкова и Г. В. Козицкого, Г. А. Глинки и А. С. Кайсарова, М. В. Попова и М. Д. Чулкова, да и еще множества других деятелей российского Просвещения XV??? - начала X?X веков.
Что же касается периода с середины X?X и до первой четверти XX в., то некоторым знатокамисториографии вопроса он видится вообще как "бум" в науках о религии в России. Тут, и впрямь, на любой вкус: своя замечательная "мифологическая школа" (Ф. И. Буслаев, А. Н. Афанасьев, А. А. Потебня, О. Ф. Миллер) и ее не менее яркие оппоненты (К. Д. Кавелин, А. Н. Пыпин, А. Н. Веселовский); фундаментальные изыскания о религии и церкви в истории России (из "самых-самых",выборочно - Т. И. Буткевич, Н. М. Гальковский, Е. Е. Голубинский, П. В. Знаменский, Н. Ф. Каптерев, В. О. Ключевский, А. С. Лаппо-Данилевский, С. П. Мельгунов, митрополит Макарий /М. П. Булгаков/, А. С. Пругавин, А. А. Спасский, Д. В. Цветаев); глубокие исследования духовной культуры индоевропейских народов, античных обществ, стран Востока (Ф. Ф. Зелинский и Б. А. Тураев, В. В.Бартольд и В. П. Васильев, Ф. И. Щербатской и С. Ф. Ольденбург); оригинальное философское осмысление религии (в трудах В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, Н. О. Лосского, С. Н. и Е. Н. Трубецких, А. И. Введенского, С. Л. Франка); начало социологического подхода к религии (П. Л. Лавров, М. М. Ковалевский, П. А. Сорокин); содержательные опыты обобщающихописаний эволюции христианской церковности (В. В. Болотов, Л. П. Карсавин, А. П. Лебедев, Ф. И. Успенский) и в целом истории религий мира (труд А. М. Клитина; коллективное произведение А. В. Ельчанинова, П. А. Флоренского, В. Ф. Эрна), - все оттенки научного интереса к теме религии и значительные имена этим перечнем не исчерпать.
Сравнительная мифология, филологическиеи этнографические исследования из области религиозной жизни разных эпох и народов, исторические разработки (с углублением в российскую проблематику, но также вполне состоятельные и в отношении Древнего мира, Востока и Запада), самостоятельная философия религии, - если все это представить как целостный органичный массив умножавшегося научного знания, то возникает монументальный образ громадыдореволюционного российского религиоведения.
Смущает, правда, одно немаловажное обстоятельство. При знакомстве с трудами, которые условно могли бы быть отнесены к религиоведческому наследию "дооктябрьских" времен, обнаруживается, что чуть ли не обязательным мотивом подавляющего большинства из них служит явная нормативность в интерпретациях исследуемого материала. Причем интонации оценочных характеристик моглии различаться - в диапазоне от конфессиональной апологии до либеральных и революционно-демократических. Но постоянной оставалась "экипировка" исследуемой тематики религии идеологически окрашенными инвективами. Нередко эти темы были важны не сами по себе, как предмет объективного изучения, а в качестве "оселка" для полемического выражения различных политических позиций....
tracking img