Трансгенные продукты

  • 05 мая 2010 г.
  • 2315 Слова
Генетически модифицированные продукты из трансгенных растений и животных широко распространены в Северной и Южной Америке. Но в большинстве стран Европы они пока запрещены, как опасные для здоровья и экологии. Кто прав в этом международном споре?

Населению Земли не хватает продовольствия
По отчетам ООН, в 2004 году 852 миллиона человек страдали от недоедания. Каждый год почти 6 миллионовдетей умирают от болезней, связанных с недостатком питания. Очаги голода и недоедания, в прошлом характерные только для Африки и Юго-Восточной Азии, распространились в последнее десятилетие на новые регионы и фиксировались в Северной Корее, Монголии, Таджикистане, Армении и Грузии.
Традиционная сельскохозяйственная экономика достигла максимума своих возможностей. В то же время рост населения планеты незамедляется на всех континентах, кроме европейского. Одновременно с этим сокращаются размеры посевных площадей, общий объем производства минеральных удобрений и продуктивность рек, озер, морей и океанов. За счет бурного роста городов уменьшается сельское земледельческое население.
В этих условиях возможности новых генетических биотехнологий, открытых лишь около 30 лет назад, воспринималисьмногими с энтузиазмом. Генетическая инженерия обещала не только увеличить урожаи, но и биологическую полноценность продовольственных культур, стимулировать рост продукции животноводства и рыбоводства. Появлялась возможность объединения питательных и лечебных свойств растений.

Возможности генетики и реальности политики
Многие люди не понимают, почему вокруг генетически модифицированных продуктоввозникает столько споров и конфликтов. Им кажется, что «генетические инженеры» делают ту же работу, что и традиционные гибридизаторы и селекционеры, только другими методами. В действительности это совсем не так. При обычной гибридизации скрещивания проводятся внутри видов: пшеницу скрещивают с пшеницей, рожь с рожью. При трансгенной гибридизации нет природных ограничений. Пшеницу можно «скрестить» и спопугаем, и с треской, и с бактерией холеры, внедряя в ее ДНК чужие гены путем молекулярных манипуляций, а не с помощью оплодотворения. Биотехнологическая рекомбинация генов обходит все природные ограничения эволюции. Создание новых форм растений и животных уже перестает принципиально отличаться от создания новых видов техники.
Подробности многих интересных трансгенных рекомбинаций, вроде внедрения в геномпомидоров генов белков — антифризов северных рыб, я не могу описать по той простой причине, что они глубоко засекречены. Генетическая инженерия может работать на пользу человека, но может действовать и во вред, создавая новые суперлетальные формы биологического оружия. Немалое число биотехнологических компаний — это бывшие лаборатории, создававшие новые формы биологического оружия. Если к той жекишечной палочке добавить не ген инсулина, а ген ботулина, сильнейшего биотоксина, то эта бактерия перейдет в разряд биологического оружия массового уничтожения. Такое оружие страшнее атомного, так как его легче создать, но уже невозможно уничтожить. Кукуруза, устойчивая к высоким дозам гербицидов, доминирует в агробизнесе США. Но если этот же ген сверхустойчивости к гербицидам перекочует к сорнякам,например к пырею, то это может стать катастрофой для сельского хозяйства. Именно поэтому существует строгая система засекреченности биотехнологических методов.
В Европе главными противниками генетически модифицированных культур стали Греция, Польша, Дания, Португалия, Германия и Франция. Органическое сельское хозяйство, которое развивается в Европе, полностью запрещает использование трансгенных культур.К 1995 году патентное бюро США выдало 112 патентов на трансгенные микроорганизмы, растения и животных. «Копирайт», т. е. исключительные права на их размножение, был определен в 17 лет. В последнее десятилетие создание и патентование трансгенных культур замедлилось из-за протестов «зеленых», запретов в Европе и по коммерческим причинам.

Первое поколение...
tracking img