Шохнаме фирдавси

  • 20 апр. 2010 г.
  • 1448 Слова
Введение
Рассматривая место религии в мировоззрении и эстетике Фирдавси, нельзя забывать, что он не был ни теологом, ни религиозным деятелем, а, прежде всего, поэтом, мыслителем.
Однако религия, составляющая неотъемлемую часть мировоззрения и эстетики всякого средневекового деятеля на всей средневековой эйкумене, вобрала в себя общее понимание и видение мира, превратилась в высшую инстанциюразрешения всех сложных духовных проблем. Жизнь, природа, человек, да и мир в целом в сознании людей приобрели высшую ценность, главным образом, через религию. Отсюда при анализе взглядов того или иного средневекового мыслителя игнорировать или обходить молчанием степень религиозности его сознания, значит преднамеренно отказаться от поиска истины.


Фирдавси усматривал в «чистой религии» (динипок) способ правильной организации жизни людей, считал её благородной и высшей формой духовного единения людей. Не всякая религия, как мы писали выше, а та, которая основана на разуме и правде, способная подавлять в человеке все дикое, низменное, безрассудное, жестокое. Такую «чистую религию» он видел в зороастризме и в том комплексе морально-этических норм, который проповедовал Зардушт. Отсюдазороастризм в «Шахнаме» выступает главным стержнем, вокруг которого вращаются все формы духовной жизни его героев.
Фирдавси действительно выступает великим певцом зороастризма. Всю свою сознательную жизнь, с иронией замечал суфий Фаридаддин Аттор, (ХIв),- посвятил прославлению зороастрийцев (габргон). («Ба мадхи габргон умре ба сар бурд».)7 Но его прославление Зардушта и возвышение священной книгиЗенд-Авесто носило не только чисто религиозный характер, оно имеет под собою огромное подводное течение, повлекшее за собою целую систему возрожденных идей и переоценку многих культурных ценностей, перестройку всего миросозерцания после трехвекового господства арабов на земле Аджама. С помощью зороастризма Фирдавси был намерен очистить мир Аджама от лжи, жестокости, произвола, греха и посеять повсюду зернадобра и справедливости. В этом суть его «религиозной философии», истинный пафос его «Шахнаме», однако, он был понят далеко не всеми его современниками.
Возродить и оживить учение Зардушта и открыть путь к свободе, свету, истинной духовности – вот та цель, ради которой Фирдавси построил свою философию религии. С позиции такого идеала всякая другая мудрость показалась ему блеклой и оторванной от реальнойжизни. Ей сознательно то явно, то скрыто противопоставляется простая и наивная мудрость зороастрийского учения, и вовсе не считал для себя оскорбительным быть всецело преданным, как и Дакики, зороастризму, как бы его не обвиняли в отходе от современной ему веры. Не случайно устами своего героя он заявляет:

Ба мо бар зи дини кухан нанг нест,
Ба гети бех аз дини Хушанг нест.
(9,281)В чём видит Фирдавси превосходство учения зороастризма над всеми другими учениями. На этот вопрос можно ответить его же словами:

Пазируфт покиза дин бехи,
Нихон гашт бедоди ва бе рахи.

По Фирдавси, зороастризм как «чистая религия» (покиза дин) способна рассеять человеческие заблуждения, противостоять и не допустить несправедливости (бедоди) и родовой мести, обеспечить должный порядокв человеческом общежитии, направить человека на истинный путь правды и мудрости. Не случайно его предшественник Дакики сравнивал учение Зардушта с ветвистым и благоухающим деревом, каждый лист которого – наставление (панд) и каждый плод – мудрость (хирад).9 Взгляды Фирдавси на зороастризм во всех отношениях совпадают с воззрениями Дакики. Оба в нем находили некое соответсвтие со своим внутреннимбытием, видели полноту и осмысленность жизни, форму осуществления своего человеческого назначения. Собственно оба отождествляли зороастризм с высшим Благом, формой утверждения самоценности человека в условиях крайнего фанатизма, имеющего место в общественной жизни их времени. Как и мечта, зороастризм выступает внутренним выражением их идеала, устремления к счастью. Их...
tracking img