Эпос

  • 21 янв. 2013 г.
  • 3152 Слова
Мацузато Кимитака.*)
Столыпинская реформа и российская агротехнологическая революция
Отечественная история, 1992, № 6.
[194] — конец страницы.
OCR OlIva.
Коренной пересмотр исторического развития российского общества в значительной степени сводится к переоценке потенциально существовавшей, но оставшейся не воплощенной в жизнь возможности мирного развития страны. Причем ввиду того, чтоглавные требования крестьян, восставших в 1917 г. заключались в изменении поземельных отношений и ликвидации помещичьего землевладения, то представляется существенно важным рассмотреть ход и результаты попыток царского правительства перестроить земельно-аграрную структуру страны мирным путем — путем столыпинской реформы.
В советской историографии цель этой реформы давно определена — создание массовой опорыцаризма в деревне в лице зажиточных крестьян. Результативность реформы оценивалась по количеству созданных хуторских хозяйств1). Но в последнее время с публикацией новых работ, основанных на фактических данных, выявился иной критерий оценки. Как полагают авторы этих исследований, главной целью земельной реформы было скорее всего разрушение крестьянской общины, которая сыграла заметную роль в массовыхкрестьянских выступлениях 1905—1907 гг. Кроме того, было высказано мнение, что П. А. Столыпин и Министерство внутренних дел (МВД) стремились опираться не на зажиточный, а на средний слой крестьянства, т. е. на владельцев 8-18 дес. земли2). Впрочем, прежняя оценка реформы в целом не изменилась. Ученые исходят из факта, что за период 1905—1915 гг. только около 10% домохозяев перешло к участковомуземлепользованию. Считается, что, хотя реформа и потрясла общину, но все-таки не смогла разрушить ее полностью, а капиталистический элемент предпочитал оставаться в общине и пользоваться внутриобщинным, полуфеодальным способом эксплуатации рядового крестьянства.
Американский историк Дж. Ейни тоже не согласен с отождествлением столыпинской реформы и насаждения хуторов. Он резко различает «укрепление» земли(т. е. оформление личной собственности на землю) и, так сказать, техническое землеустройство, имевшее целью уничтожение чересполосицы и улучшение землепользования. В связи с этим он делил ход реформы на два этапа. Правительство в первую очередь стремилось к «укреплению» посредством единоличного выхода каждого хозяина из общины и продажи Крестьянским банком частной и казенной земли. Однако тактикаединоличного выхода не нашла отклика у крестьян. В ходе реформы землеустроительные деятели стали широко пользоваться тем, что некоторые общества принимали приговоры о полном разверстании надельной земли на отрубное владение. На первый план было поставлено техническое землеустройство. Так выявился общий интерес правительства и крестьян. Упомянутое изменение характера землеустройства завершилосьпринятием закона от 29 мая 1911 г. о землеустройстве3). [194]
Книга П. Н. Зырянова является последним достижением в советской историографии по данной проблеме. Он действительно похоронил традиционный тезис о «ставке на сильных». По его мнению, большинство вышедших из общины домохозяев представляли периферийные группы общинного крестьянства: вдовы, старики, пролетаризированные слои и т. д. Вместе с тем П. Н.Зырянов противопоставил свою точку зрения тезису Дж. Ейни «от хуторизации к землеустройству». По его словам, на начальном этапе реформы еще продолжалась война с крестьянством, т. е. в первое время после указа от 9 ноября 1906 г. Столыпину хотелось при помощи укрепления чересполосного надела «вбить клин» в общину. При этом правительство мало интересовало, какая часть крестьянства (богатые или бедные) сыграетроль такого «клина». Затем, в связи с оформлением волостной реформы, Столыпин и его помощники в МВД стали возлагать надежды на средних крепких крестьян. Однако в 1909 г. инициатива в проведении земельной реформы перешла из рук МВД (Столыпина) к Главному управлению землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ), возглавлявшемуся А. В. Кривошеиным. Деятели ГУЗиЗа, мало...